Битые скопом в Скопье

Россиянина не удивишь парламентским мордобоем. Почему нет? Депутаты что, не люди? Или мы Думу девяностых не помним? Да так по всему миру бывает. «Драка в меджлисе» – название типичной корреспонденции о турецкой политике семидесятых. Прошли через это и западные страны – в послевоенных Франции и Италии мастерами парламентских драк были коммунисты. Но то, что сейчас произошло в Македонии, выделяется на любом фоне. То была просто кулачная политика. Македонский случай – попытка кулачного путча.

Македонский парламент штурмовали консервативные националисты

109 человек оказались в больницах и медпунктах после вчерашней свалки в Народном собрании Республики Македония. Депутатов среди них, правда, всего трое. Зато больше двадцати полицейских. Большинство остальных из числа «простых граждан» – либо ворвавшихся в парламент, либо пытавшихся его защитить. Прекратить побоище полиция смогла лишь с помощью спецсредств. Депутаты уходили под охраной, напоминавшей конвой. На полах форпоста народовластия остались осколки стекла и следы крови. В том числе крови лидера парламентской оппозиции Зорана Заева. Ему досталось больше других.

Сегодня на улицах македонской столицы Скопье усилены меры безопасности. Парламент охраняется в особом режиме, на улицах полицейские патрули. Но обстановка спокойна. Новой команды на штурм нет. А без команды народный протест как-то быстро успокоился. Стихия удивительно дисциплинирована.

Кто же отдал команду вчера? А главное, зачем?

Никто не думает скрывать – штурмовали Народное собрание активисты националистического движения «За единую Македонию». Таким образом они выразили протест против избрания председателем парламента албанца Талата Джафери. Этот депутат – личность весьма известная. Любое его назначение оборачивается жестокими физическими схватками.

Албанская партия обладает серьёзным влиянием

После распада Югославии и образования независимой Македонии в 1991 году Джафери десять лет был македонским офицером. В 2001 году албанские сепаратисты в Македонии вдохновились победой соратников из Армии освобождения Косово (АОК). Возглавил македонских албанцев философ косоварского происхождения Али Ахмети. Приехавший в Македонию после пятнадцати лет швейцарской эмиграции, он задался целью повторить успех Хашима Тачи – окончившего тот же Приштинский университет, по тому же курсу философии, возглавившего АОК и ставшего косовским премьером, а потом президентом. При том, что Тачи на девять лет моложе Ахмети.

В Македонии албанские формирования были названы Армией национального освобождения (АНО). Возглавил их Ахмети. С января 2001-го развернулась партизанская война за отделение от Македонии северных районов албанского проживания. Власти Скопье попытались подавить мятеж. В числе других правительственных силовиков на усмирение был послан Талат Джафери.

Довольно быстро Джафери перешёл на сторону АНО. Командовал крупным отрядом на своей малой родине в селе Форино. Об этом коротком, но ярком периоде биографии албано-македонского политика почему-то принято не вспоминать в подробностях.

В ноябре 2001-го было подписано мирное соглашение. Правительство Македонии и тогдашний президент Борис Трайковский гарантировали расширение албанских национальных прав. Нельзя сказать, чтобы все албанские повстанцы приняли эти условия. Некоторые продолжают войну по сей день. Но Али Ахмети распустил АНО, создал политическую партию Демократический союз за интеграцию (ДСИ) и включился в македонскую политику. Главой государства или правительства он не стал, но фигура весьма влиятельная. Создать в парламенте большинство без участия ДСИ с тех пор не удавалось.

При этом албанская партия регулярно меняет союзников. Блокируется то с македонскими консерваторами, то с македонскими социал-демократами. Со дня основания ДСИ в партии состоит Талат Джафери. Авторитетный командир входит в ближайшее окружение Али Ахмети. Он не только избирается в парламент. В 2013–2014 годах Талат Джафери занимал пост министра обороны Македонии. Это многое говорит и о его собственном политическом весе, и о роли его партии.

Партия Груевского – партия «духовных скреп»

Премьер-министром в кабинете, где Джафери заведовал обороной, был Никола Груевский. Умелый финансист и сильный политик. Харизматичный лидер консервативно-националистических сил. Лидер партии ВМРО–ДПМНЕ. Сложная аббревиатура расшифровывается как Внутренняя македонская революционная организация–Демократическая партия македонского национального единства.

Эта партия считает себя наследницей легендарной повстанческой организации ВМРО, действовавшей с конца XIX века до середины 1930-х. В неё входили болгарские и македонские националисты, воевавшие против турок, греков и югославов. Ветераны и политические наследники ВМРО участвовали в болгарском антикоммунистическом сопротивлении 1940–1950-х.

Сейчас, конечно, другое. Партия Груевского – партия «духовных скреп» жёсткого национализма, православного клерикализма и авторитарного консерватизма. Дополнением к этому набору выступает экономический либерализм. Но только экономический.

ВМРО–ДПМНЕ владеет политттехнологиями массового развёртывания. Эффективный инструмент – движение «За единую Македонию», способное оказывать жёсткое уличное давление. На митинги в поддержку Груевского удавалось вывести без малого 15% населения Скопье. В январе прошлого года Груевский вынужден был уйти в отставку с премьерского поста, но сохранил партийное лидерство. Нынешние президент Георге Иванов и премьер Эмил Димитриев принадлежат к ВМРО–ДПМНЕ и мало кем рассматриваются как политики, свободные в действиях.

Но нельзя сказать, чтобы партия Груевского контролировала политическую систему страны. Её противники консолидированы в оппозиционном Социал-демократическом союзе Македонии (СДСМ). Это левоцентристская партия европейских ценностей. Лидер СДСМ Зоран Заев, разумеется, обвинялся Груевским в «сговоре с британской разведкой» и т.п. Подобные силы нигде не отличаются разнообразием доводов. Доказательств тому не нашлось. Зато ответные обвинение Заева в адрес Груевского – незаконная слежка за противниками, потворство политическому насилию – не пришлось даже доказывать. С очевидностью никто особо не спорил.

Единственное, чем правящая партия смогла ответить – Заев был привлечён к суду. В результате весной 2015 года в Скопье вспыхнули массовые антиправительственные протесты. Уличная инициатива внезапно перешла к СДСМ. Год спустя протесты против произвола, слежки и репрессий охватили уже многие города Македонии. Оппозиционные акции набирали до 100 тысяч участников, сторонники Груевского и правительства – до 70 тысяч. До пятидесяти человек с обеих сторон были ранены в столкновениях.

Никола Груевский даже перебрался в Вену. В ту самую Европу, от интеграции в которую предостерегает сограждан.

Дело идёт к смене власти в Македонии

Консерватизм, государственничество, «духовные скрепы», борьба с «проевропейскими и проамериканскими нацпредателями» стали намертво ассоциироваться в Македонии с партией полицейского произвола. Социал-либерализм и евроинтеграция, в свою очередь – с требованиями демократической законности. Общественные настроения стали меняться. На выборах 2016 года ВМРО–ДПМНЕ получила 43%, СДСМ – 25%. Но далеко не факт, что ближайшие выборы (особенно если досрочные) повторят этот расклад.

На таком фоне вновь повысилось значение албанского ДСИ, собравшего на последних выборах 7,5%. Это третий результат из одиннадцати. СДСМ Заева и ДСИ Ахмети оперативно пошли на сближение. Поддержка албанского меньшинства может создать Заеву большинство в общемакедонском масштабе. И в итоге изменить политический вектор страны.

Пока сошлись на обещании СДСМ признать албанский язык вторым государственным. Результатом стало избрание спикером Талата Джафери как общего кандидата – серьёзное поражение ВМРО–ДПМНЕ.

Тут и прозвучал ответ: митинг «за единую» и атака на парламент. С избиениями оппозиционных депутатов, начиная с Заева. Под лозунгами защиты македонцев от албанской опасности. Повод подвернулся удачный. Вместо элементарного цепляния за властные стулья можно одухотворяться национальным единением перед лицом «иностранных агентов».

Президент Иванов выступил с заявлением – которое, что интересно, адресовал не македонцам, а «мировым лидерам»: мол, программа СДСМ ставит под угрозу суверенитет государства (опять совершенно неоригинально, так говорят в подобных случаях от России до Фиджи). Адресаты, однако, не прониклись. «Мы осуждаем насилие в самых сильных выражениях», – отреагировало посольство США в Македонии. Дипломаты Трампа, кто бы сомневался.

Никола Груевский выступил (из Вены) более изящно. Он осудил нападение на парламент. Но вот в каких выражениях: «Те, кто планировали этот сценарий, рассчитывали на насилие, чтобы в его тени осталось незаконное избрание главы парламента, произошедшее с классическим «изнасилованием» государства. Их цели, чтобы никто не говорил об этом, а исключительно о насилии, совершенном отдельными лицами, и при этом взор должен быть обращен на руководство ВМРО-ДПМНЕ, не имеющего никакого отношения к произошедшему». Короче, во-первых «это не мы», во-вторых, вся проблема в избрании Джафери. Плюс намёк, что социал-демократы избили сами себя, чтобы все подумали, будто их избили другие. Зоран Заев, по этой логике, заказал себе травму головы – так ведь всего лишь «поверхностную».

Тем временем СДСМ заключил парламентский союз уже с тремя оппозиционными партиями. ВМРО–ДПМНЕ потеряла большинство в Народном собрании. Дело идёт к формированию правительства социал-демократов и македонских албанцев.

Остаётся добавить, что Николу Груевского считают – и обоснованно – одним из главных балканских сторонников Владимира Путина. О чём, собственно, можно было догадаться из всего вышеизложенного. И ещё один момент: сегодня парламент Черногории – это государство тоже возникло после распада Югославии – принял закон о вступлении страны в НАТО.

Никита Требейко, «В кризис.ру»

Поделиться