Визит невежливости

Помнится, сразу после прихода к власти большевики торжественно объявили об отмене тайной дипломатии. Вскоре, правда, одумались. Это к тому, что когда мы ещё точно узнаем, почему «сочинский сиделец» вдруг рванул во Францию. На встречу с таким политиком, как Эммануэль Макрон. Как нас уверяют, Париж сейчас играет незначительную и даже зависимую роль в мировой политике. Тем интереснее прикинуть – зачем всё это надо?

Ещё в начале последней декады мая в Кремле говорили о возможном визите Владимира Путина в Париж как о слухах. Комментарии были минимальны и расплывчаты. Смысл происходившего озвучил только сам Путин. Мол, 300 лет назад в Париже с визитом побывал Петр Первый, после чего державы установили между собой дипломатические отношения. И вот, значит, теперь в связи с этим… Можно бы ещё вспомнить встречу Брежнева с Жискар д’Эстеном в июне 1977-го – почти 40 лет назад, скоро юбилей, чем не повод?

А если ограничиться Петром, то царь-реформатор в Западную Европу ездил дважды. Первый раз, на заре своего правления – практически инкогнито. Тогда он с юношеским задором вникал в тонкости корабельного дела, фортификации, искал мастеров, которые бы помогли стать России частью Европы. Во второй раз он, конечно, приехал более умудрённым и уже без анонимного флёра. Но вопросы остались те же, только на другом уровне – что не так, почему его государство, несмотря на все усилия, так и не становится европейским? Может, дело в науке и культуре, даже правилах этикета? Потому в тот раз Пётр больше посещал не верфи и крепости, а библиотеки, театры, органы представительной и судебной власти. В связи с этим интересна фраза, которую царь произнёс после посещения заседания парижского парламента – так во Франции назывался не законодательный, а судебный орган. «Законы нуждаются в поддержке, но их уважают настолько, посколько почитают их представителей», – сказал Петр Первый. Слова вполне актуальны для нынешней РФ. Но «представители» не сильно озабочены. Скажем, не видно, чтобы президент РФ узнал и принял что-то принципиально новое из версальских переговоров.

Интересна и сама схема визита. Состав делегации минимален, ограничен ближней обслугой. Знаковый момент – не было даже главы МИДа Сергея Лаврова. По крайней мере, в телевизионных трансляциях его характерный образ не фигурировал ни разу. Случай в мировой практике беспрецедентный.

Далее – о месте и программе встречи. Не Елисейский дворец, а куртуазный Версаль. Площадка не для деловых переговоров, а скорее для экскурсий в далёкое прошлое. Официальным «гвоздём» визита и стало открытие Путиным выставки, посвящённой 300-летию дипотношений царя с королём.

Но определённая деловая часть, очевидно, была. Она прорвалась несколькими острыми моментами пресс-конференции. Эммануэль Макрон предупредил о новом пакете санкций против Москвы в случае обострения в Украине. Он же прямо назвал кремлёвские рупоры Russia Today и Sputnik он прямиком назвал органами лживой пропаганды. И все вроде утерлись.

Правда, потом Путин решил отыграться в интервью журналистам французской газеты Le Figaro. Но ничего ничего нового мы не услышали, хотя несколько пассажей могут показаться знаковыми. Например: «Я уже общался и с одним президентом США, и с другим, и с третьим – президенты приходят и уходят, а политика не меняется»? Да уж, не меняется. Ему ли объяснять отличия Джорджа Буша-младшего от Барака Обамы? Да и Дональд Трамп отличие от предшественника в Сирии и Корее продемонстрировал быстро.

Тут другой момент любопытен: признание Путина в том, что за время его непрерывного правления сменились уже три американских президента. Это что-то говорит о государственных устройствах США и РФ. Как писал Солженицын о Троцком (которого Путин путает с Бернштейном): «Не заметил, что сказал».

Или вот это: «Значит, не нужно ничего нагнетать, не нужно придумывать мифических российских угроз, каких-то гибридных войн и так далее». Таким образом фразу строятся, когда произносящий сам стесняется своих слов. Впрочем, не успел Путин покинуть Париж, как пришла весть об очередном бессрочном прекращении огня на Донбассе. После этого самое время удивиться: это какие же угрозы создаёт миру сегодняшняя Москва?

Зачем была вообще нужна эта парижская прогулка? Кроме как продемонстрировать бесстрашие – немедленно явиться к президенту, избранному под лозунгами противостояния путинской РФ. Такое вот «последнее танго в Париже». Зато если задача подобной демонстрации стояла – наоборот – перед Макроном, то он с ней вполне справился.

Николай Кольский, «В кризис.ру»

Поделиться