Вчера исполнилось 75 лет завершению операции «Аргонавт» – Ялтинской (Крымской) конференции. На берегах Тавриды был учреждён современный миропорядок, в общих чертах сохранившийся даже после окончания Холодной войны, развала СССР и просоветского «соцлагеря», краха биполярной системы международных отношений и баланса сил. Главным элементом международной системы коллективной безопасности, сформированной по итогам встречи в Ялте, до сих пор остаётся ООН. Пережила «крымская зима» 1945 даже «крымскую весну» 2014.

Ялтинская (Крымская) конференция проходила с 4 по 11 февраля 1945 года в Ливадийском дворце. Это была вторая (после Тегеранской конференции 1943-го) и последняя совместная встреча «большой тройки» СталинРузвельтЧерчилль.

Зимой 1945-го исход Второй мировой войны уже был предопределён. Советские войска и их англо-американские союзники наступали на территорию Рейха. Для лидеров антигитлеровской коалиции и раньше было очевидно, что после вынужденного объединения ради победы над общим врагом неизбежно грядёт размежевание. Требовалось заранее сверить часы, согласовать зоны оккупации Германии и Австрии, поделить разрушенную Европу на сферы влияния.

Поначалу предлагалось встретиться в Англии, как равноудалённой от СССР и США. Звучали и такие варианты как Рим, Афины, Каир. А также Мальта – чтобы ввести Гитлера в заблуждение, для конференции даже использовали шифр «Остров». Черчилль дал совместному мероприятию другое кодовое название: «Аргонавт». Подобно древнегреческим аргонавтам, лидеры «большой тройки» отправляются к черноморским берегам за золотым руном. Рузвельт согласился: «Вы и я – прямые наследники аргонавтов».

На встрече «аргонавтов» именно на советском берегу настоял Сталин – чтобы гости воочию увидели ущерб, который СССР понёс от войны. По инициативе советской стороны, особое место на конференции занял вопрос о немецких репарациях. Их общая сумма была оценена в $20 млрд. СССР претендовал на $10 млрд – но не в валюте, а в натуре (машины и оборудование). В ходе переговоров было решено создать трёхстороннюю межсоюзную комиссию. Точную сумму репараций не согласовали, но условились, что 50% достанется Советскому Союзу.

Конференция подтвердила ранее разработанные Европейской консультативной комиссией соглашения о зонах оккупации, управлении «Большим Берлином» и контрольном механизме в Германии (в виде союзного Контрольного Совета из главнокомандующих зон оккупации). В Ялте условились создать четвёртую зону оккупации – французскую, за счёт британской и американской. СССР обязался вступить в войну против Японии и вскоре денонсировал советско-японский пакт о нейтралитете от 13 апреля 1941 года.

Участники конференции долго искали компромисс по «польскому вопросу» ― проблеме новых границ Польши, составе будущего польского правительства. Ещё на Тегеранской конференции новую советско-польскую границу провели по этническому принципу, по «линии Керзона» 1920 года. Это решение не признало лондонское эмигрантское правительство Польши, ранее разорвавшее дипотношения с «Советами».

У советской делегации в Ялте был сильный козырь. 17 января 1945 года Войско Польское, сформированное в СССР, после ожесточённых боёв вступило в разрушенную Варшаву. Союзники понимали, что «новое положение создалось в Польше в результате полного освобождения её Красной Армией». Потому согласились на «Временное правительство национального единства» ― на базе просоветского Временного правительства Польской Республики (кроме СССР признанного Чехословакией – эмигрантским правительством Эдуарда Бенеша). В дальнейшем это во многом предопределило судьбу антикоммунистической Армии Крайовой, её поражение в борьбе с просоветскими силами.

По предложению СССР союзники обсудили ситуацию в другой славянской стране ― Югославии. И договорились ускорить создание единого югославского правительства из партизан Тито и лондонских политэмигрантов.

Именно в Крыму была подписана и Декларация об освобождённой Европе: «Установление порядка в Европе и переустройство национальной экономической жизни должно быть достигнуто таким путём, который позволит освобожденным народам уничтожить последние следы нацизма и фашизма и создать демократические учреждения по их собственному выбору». В документе лаконично говорилось о вере в принципы Атлантической хартии (от 14 августа 1941 года), верности Декларации Объединённых Наций (от 1 января 1942 года) и решимости создать «построенный на принципах права международный порядок, посвящённый миру, безопасности, свободе и всеобщему благосостоянию всего человечества».

Пожалуй, главное наследие Ялты-45 это действующая до сих пор международная система коллективной безопасности, ключевую роль в которой играет ООН – пусть во многом и номинально. Именно на крымской встрече лидеры «большой тройки» договорились созвать 25 апреля 1945 года в Сан-Франциско учредительную конференцию ООН. На это мероприятие приглашались страны, успевшие объявить войну Рейху до 1 марта 1945 года. После этого в антигитлеровскую коалицию формально вступили Аргентина и Турция, до того снабжавшие страны «оси» стратегическими материалами.

По предложению Рузвельта, Ялтинская конференция согласовала «принцип вето» ― единогласия пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН. Сам 32-й президент США немного не дожил до создания новой международной организации, призванной сменить Лигу Наций. Он умер 12 апреля 1945 года в Белом доме. Его смерть ненадолго обнадёжила Гитлера, который даже понадеялся на перемирие или сепаратный мир с новым президентом Гарри Трумэном. Но судьба нацистского режима уже была предрешена ещё раньше встречи в Ялте – только безоговорочная капитуляция.

Когда 75 лет назад в Крыму решался вопрос о членстве в ООН, в состав организации было решено принять Украинскую ССР и Белорусскую ССР ― как государства, наиболее пострадавшие от войны и нацистской оккупации. Обе республики вместе с Союзом ССР подписали Устав ООН 26 июня 1945 года.

Именно дух и буква «ялтинских» документов 1945-го подсказывает пути урегулирования нынешнего российско-украинского конфликта – прежде всего, проблемы международно-правового статуса Крыма. Напомним, что статья 15 «ельцинской» Конституции РФ (в действующей, так сказать, «дореформенной» редакции) гласит: общепризнанные нормы и принципы международного права – составная часть российской правовой системы. Если международный договор РФ устанавливает иные правила, чем предусмотренные законом РФ, то действуют правила международного договора.

В декларациях о государственном суверенитете РСФСР от 12 июня и УССР от 16 июля 1990 года говорилось соответственно о «приверженности» и «приоритете» касательно норм международного права. 2 ноября 1990 года тогдашние спикеры российского и украинского парламентов Борис Ельцин и Леонид Кравчук подписали в Киеве межреспубликанский договор сроком на 10 лет. Обе стороны обязались взаимно уважать территориальную целостность обеих республик «в ныне существующих в рамках СССР границах».

В Украине действует закон «О правопреемстве Украины», по которому независимая Украина подтверждает свои обязательства по международным договорам УССР. По тому же закону граница между УССР и РСФСР «по состоянию на 16 июля 1990 года» является государственной границей Украины.

Согласно Уставу ООН, всякие договор и международное соглашение, заключённые любым членом ООН, должны быть зарегистрированы и опубликованы Секретариатом ООН. Иначе ни одна из сторон не сможет ссылаться на договор ни в одном из органов ООН. А если обязательства членов ООН по Уставу противоречат обязательствам по какому-либо другому международному соглашению, «преимущественную силу» имеют первые. Потому Кремль не может ссылаться в ООН на свой «договор с Республикой Крым» от 18 марта 2014 года. Если точнее, на договор с россиянином Алексеем Чалым и на тот момент украинскими гражданами Сергеем Аксёновым и Владимиром Константиновым. Для мирового сообщества по-прежнему имеют юридическую силу российско-украинские соглашения и договоры, должным образом зарегистрированные в ООН – авторитетной международной организации, созданной в далёком 1945-м при участии тогдашней, советской Украины.

После распада СССР и сопутствующей трансформации Ялтинско-Потсдамского миропорядка, мировое сообщество признало Российскую Федерацию (бывшую РСФСР) «продолжателем» (а не «правопреемником») Советского Союза. Включая и право на мандат постоянного члена Совбеза ООН. Высокий международно-правовой статус требует и повышенной ответственности по части своих международных обязательств. Но для этого требуется проявить добрую волю и вспомнить уроки Ялты-45.

Ион Брынзару, специально для «В кризис.ру»

в Мире

У партнёров