Держись, держава

Оружия в РФ всё больше. За шесть лет крылатых ракет прибавилось в 30 раз, прочих носителей наземного, морского и воздушного базирования – в 12 раз. Объёмы ядерных вооружений увеличились на 80%. На этом направлении державники торжествуют. Однако таких становится меньше, что наглядно доказывает исследование Института социологии РАН. Общественное сознание России тектонически сдвигается. И совсем не туда, куда предписывает государственное начальство. Прямо в противоположную сторону.

67% россиян на первое место среди признаков мировой державы, ставят не военную мощь, а экономическое развитие. На второе место значимости 66% поставили высокий жизненный уровень. А ведь всего четыре года назад, в 2014-м, большинство российских граждан видели главным критерием именно военное превосходство державы. В период аннексии Крыма лозунг «Россия должна быть великой державой с мощными вооруженными силами» поддерживали аккурат 67%. Теперь — только 49%,

Что понимали под «державой» авторы соцопросов, сказать сложно. Толковые словари тоже смутно представляют, что это такое. Державность определяется как «утверждение роли своей страны как великой и единой». То есть по сути ничего не объясняется. Но на самом-то деле – и для правящего класса, и для мирного обывателя – всё понятно: «Царствуй на славу!» А если уж совсем откровенно, без ложно-политкорректного стыда, то: «Гневно король промолвил: «Пытка обоих ждёт». Ярославская ИК-1 – подлинное олицетворение державности в номенклатурном понимании. Прочее, как выражался Солженицын, есть «фитюльки и бантики».

Однако формула военной мощи долгие годы вполне удовлетворяла запросы россиян на «державность». Даже полгода назад ещё прокатывало. В июле нынешнего года, согласно опросу «Левада-центра», лишь 42% россиян считали, что страна развивается в ошибочном направлении. Сегодня, по данным международного агентства маркетинговых исследований Ipsos, такого мнения придерживаются 60%.

В исследовании Ipsos «Что беспокоит мир?» приняли участие больше 20 тысяч человек из 28 стран. Вывод оказался любопытным: «Самыми довольными удивительным образом оказались люди в странах с авторитарным правлением, где ограничена свобода слова и печати». Больше всего довольный властями в Китае (92%) и Саудовской Аравии (78%). На третьем месте, правда, Индия (67%) – но и в этой демократической стране усиливаются националистические скрепы.

Комментаторы полагают, что массовость положительных оценок связана с активной государственной пропагандой. Мы бы добавили, что не только. Можно не слушать соловьёвых, но оперативник и следователь сумеют добиться внимания.

Зато наибольшей критике подверглась государственная политика вполне свободной Бразилии – 88%. Что только что проявилось на выборах. Далее следуют Испания (81%), Франция (76%), Великобритания (70%) и Германия (69%). Никак не угодить на привередливый электорат. То ли дело подданные принца Мухаммеда или Ким Чен Ына – эти-то стабильно счастливы.

Но и в США крамольные мысли о том, что государство идёт не тем путём, возникают всего у 59% граждан. Вот что значит «Трамп по телеку»! Это даже меньше, чем в РФ. Как раз россияне отношение к власти меняют на глазах.

Но вернёмся к опросу социологов РАН. Рейтинг медведевского правительства упал давно и навсегда. Теперь настала очередь лично президента Путина. Две трети населения РФ невысоко ставят державную мощь, которой президент РФ пичкал народ без малого два десятилетия.

Мало кого из граждан волнует, станет ли Россия «мировым центром влияния», таких только 13%. Будет ли она «цивилизационным мостом между Европой и Азией» – тем более, всего 8%. Вернёт ли контроль над территориями бывшего СССР – вообще «фиолетово»: 7%. Две трети считают однозначно: «державность» – если уж считать это понятие положительным – зависит не от внешней, а от внутренней политики. То есть от развитой экономики и благополучия граждан.

Усилилась и тяга общества к социальной справедливости. «Это не запрос на уравниловку советского образца, он намного сложнее, — отметил Владимир Петухов, руководитель научно-исследовательского центра Института социологии. — Это запрос на равенство возможностей для самореализации, равенство всех перед законом». Впрочем, запросы запросами, но… «Дожидайтесь, пока помещик сам к вам придет и поклонится: «А не надо ли вам землицы? Возьмите Христа ради». Ой, дождетесь ли только?» – издевался большевистский агитатор в гайдаровской «Школе». И ведь по делу.

«Дорогие ребята, у меня к вам огромная просьба: меняйте это в своих головах, у своих друзей, знакомых, одноклассников. Вам государство ничего не должно! Государство не просило ваших родителей вас рожать!» — чётко сформулировала социальную программу правящего режима директор департамента молодежной политики Свердловской области Ольга Глацких. Чуть ранее министр труда Саратовской области Наталья Соколова столь же чётко подсчитала: россияне могут (и должны)  вполне комфортно жить на кефире и макарошках за 3,5 тысячи рублей в месяц. На «минимальные физиологические потребности» хватит. А прочее уже баловство. Что до неё самой с коллегами — увы, не позволяет статус. Чиновный. То есть как раз – державный. Вот, кстати, ещё одно разъяснение сути державности.

Соколову отправили в отставку. С Глацких пообещал лично разобраться губернатор Кувайшев. Не любит большое начальство прямодушных людей. Правда глаза колет. Нельзя же так честно! Но массы отметили искренность чиновниц. Выразивших позицию своего класса в отношении поднадзорного населения.

И ещё. Впервые за четыре года значимой ценностью сделались «права человека, демократия, свобода самовыражения личности». Что демократия важнее державности считают теперь 37% – рост на 10%. Вот главный и очевидный результат истерик агитпропа. Нещадно клеймящего «цветные» революции по всему миру, будь то Украина, Сирия или Ливия. Прославляющего тиранию и диктатуру любого окраса — будь то Китай, Северная Корея, Турция, Ангола или острова Фиджи.

Конечно, соцопросы — это ещё не реал. Но российский реал уже таков, что сомневаться в их соответствии подлинным настроениям не приходится. На протестные митинги Навального с каждым разом становится всё больше и больше участников. И не всегда они радостно и добровольно идут в автозаки. В городах распространяется стихийный протест — выходят с ножами против военных эшелонов, отбивают бизнесменов от полиции, сами нападают на росгвардейцев. Начинаются серьёзные конфликты на национальных окраинах. По видимости это очень далеко от цивилизованной борьбы за право и демократию. Но разрушение тоталитарного режима КПСС не с мирных митингов начиналось.

Анна Мышкина, «В кризис.ру»

Поделиться