Сегодня, через 21 год после гибели Галины Старовойтовой, об этом событии из официальных СМИ вспомнил лишь «Петербургский дневник». Не столько об убийстве, тем более не о делах депутата. Больше о количестве мемориальных досок и городских точек, носящих её имя. Однако комментарий бывшего питерского губернатора, прозвучавший в статье, полностью перевернул её позитивный смысл. Особенно в преддверии очередного резонансного судебного процесса, который в обозримое время ожидается в Петербурге.

Напомним, что непосредственные участники убийства Галины Старовойтовой давно найдены и осуждены. Почти все. В 2005 году отправились за проволоку бывший сотрудник ГРУ Юрий Колчин, руководивший киллерами, и исполнитель Виталий Акиншин. Его напарник Олег Федосов приговорён заочно, поскольку вскоре после убийства исчез и до сих пор находится в розыске.

Долгое время решался вопрос о заказчике преступления. Но в 2014 году бывший депутат Госдумы от фракции ЛДПР Михаил Глущенко, отбывающий 8 лет за вымогательство, неожиданно признал себя организатором. И назвал «заказчика» – Владимира Барсукова.

Депутаты Жириновский (слева) и Глущенко (справа) вне заседаний. Фонтанка.ру

Признание в организации убийства следствие приняло с полным пониманием. А вот имя заказчика поначалу вызвало сильное недоумение. Следователь ФСБ Александр Никитин отправил Глущенко прямиком на психиатрическую экспертизу. А убедившись, что подследственный нормален, послал его на детектор лжи. Результаты, выданные полиграфом, до сих пор остаются за семью печатями.

Не очень впечатлили следствие и аргументы, выдвинутые Глущенко в качестве побудительных мотивов заказа. К тому же они постоянно менялись. Сначала он утверждал, что смертная вражда между Барсуковым и Старовойтовой возникла из-за Гостиного двора. Который оба хотели подмять под себя.

С большой натяжкой следствие могло это принять. Барсуков к тому времени уже был осуждён за «рейдерские захваты». Вроде как о том же тема… Хотя ни в магазине «Смольнинский», ни в ресторане «Петербургский уголок» ни о каком смертоубийстве не было речи. Даже генпрокурор Чайка в пылу победного угара (задержание инвалида первой группы Барсукова производило элитное спецподразделение из столицы) таких обвинений не выдвинул. Просто так назвал бандитом. Что же касается Галины Старовойтовой, то она была не коммерсантом, а политиком. Её интересы простирались в совершенно ином направлении.

Коммерческая версия с рухнула. Глущенко выдвинул другую. Политическую. Но столь же абсурдную. Теперь он утверждал, что Старовойтова, объединившись с «игорным королём» Михаилом Мирилашвили, решила захватить власть над Ленинградской областью. Барсуков как раз тоже об этом возмечтал. А потому, не дожидаясь даже выборов областного губернатора, отдал приказ на ликвидацию. Кстати, почему Старовойтовой, а не Мирилашвили? Исход выборов в большой степени зависит от того, сколько в средств вложено в избирательную кампанию. Известно, что кроме квартиры на канале Грибоедова, Галина Старовойтова не владела ни чем. Не то было время, когда депутатство приносило прибыль само по себе. Это современный тренд, по тем временам практически никем не ещё тогда не освоенный. Разве что Владимиром Жириновским. Который на глазах изумлённой публики требовал мзды за свои интервью.

Поток версий у Глущенко иссяк. На свой процесс по делу об убийстве Старовойтовой он вышел с покаянным заявлением: выполнял указание Барсукова исключительно из страха. Даже не задавая вопроса, зачем это нужно. Получил 17 лет (после 8 лет за крупное вымогательство). К тому времени и следствие сделалось менее разборчивым. После того, как  присяжные оправдали Барсукова на процессе о покушении на владельца Петербургского нефтяного терминала Сергея Васильева. На помощь пришёл Верховный суд РФ, отменил вердикт присяжных. Суд провели заново, с «заказанным» обвинительным результатом. Но стало очевидно: требуется новый массированный накат на «ночного губернатора».

Владимир Барсуков в Куйбышевском районном суде. ТАСС

Нынешним летом, после завершения очередного суда, признавшего Барсукова лидером ОПС, ему неожиданно предъявили обвинение по старовойтовскому делу в окончательной редакции. Звучало оно, мягко говоря, странно. В окончательной версии говорилось, что Барсуков «лично взял на себя обязательство организовать убийство с целью прекращения политической деятельности Галины Старовойтовой». Из текста обвинения следует, что никакой личной неприязни он к Старовойтовой не испытывал и личной выгоды не преследовал. Просто хотел сделать приятное «неустановленному заказчику».

Такое, конечно, тоже бывает. Но очень редко. И всё, что известно о Владимире Барсукове, опровергает такую версию.

Более того, сегодня нашёлся лишь один политик – и то, разумеется, отставной – решившийся прокомментировать убийство 21-летней давности. Владимир Яковлев, губернатор Петербурга в 1996–2003 годах. В комментарии «Петербургскому дневнику» он поспешил заверить, что мало знал Старовойтову и мало сталкивался с ней. Однако не удержался напомнить: «Уже было понятно, что имел место думский конфликт и к жизни Петербурга он никакого отношения не имеет». То есть на уровне фактического знания всем давно уже ясно, по чьей указке действовал Глущенко и в чьих интересах организовал убийство Галины Старовойтовой. Просто по какой-то причине не решаются произнести вслух. Не все, впрочем.

Сразу после убийства Руслан Линьков, который был одним из ближайших помощников Старовойтовой, публично озвучил две думских фамилии ― Геннадия Селезнёва, тогдашнего спикера Госдумы, и лидера фракции ЛДПР Владимира Жириновского. Селезнёв умер четыре года назад. Будь он хоть минимально причастен, его имя уже прозвучало бы неоднократно. Но этого не произошло. Жириновский вполне бодр и здоров. Заседает в Госдуме, даже династию там основал. Пропагандирует путинское царствование всей силой поувядшего шоу-таланта.

Кстати, недавно Линьков припомнил,  что  Старовойтова, направляясь в Госдуму, всегда брала перцовый баллончик и говорила: «Пусть только Жириновский ко мне подойдёт на расстояние ближе одного метра… Каждый раз, когда он начинает двигаться в мою сторону, я рукой в сумочке беру газовый баллончик. И он об этом знает, я не скрываю, что его ждёт, поэтому он границу не переходит».

Но рассмотрим вопрос глубоко теоретически. Зачем бы самому что-то переходить, когда рядом верный депутат-сподвижник Миша Глущенко? Мастер спорта международного класса по боксу. Осуждённый на 8 лет за насилие и признанный невменяемым ещё в СССР. С таким трудовым резервом под рукой вовсе не обязательно махать руками самому. Если бы вдруг возникла какая-то ситуация.

Глущенко и Жириновский. МК в Питере

Впрочем, Линьков называл и ещё одного претендента в заказчики. Владимира Яковлева. Хотя про баллончик при этом не упоминал.

Серафима Клычкова, специально для «В кризис.ру»

в Петербурге

У партнёров