Эллада напоминает: западная цивилизация началась с отказа платить долги

Окончательные итоги парламентских выборов в Греции оглашены, первые впечатления высказаны. Произошла сенсация весьма специфического толка – её в общем-то ждали, но не решались в неё поверить. Создан серьёзный прецедент. Избиратели одной из стран Евросоюза привели к власти партию, демонстративно отвергающую – с левосоциалистических позиций – фундаментальные принципы нынешнего «евроединства». Вопрос в том, насколько устойчивы эти позиции. Пойдут ли греческие радикалы на конфронтацию с финансовой бюрократией и реальный разрыв с ЕС. Или предпочтут банальное выжимание уступок при постепенной интеграции в евробюрократию.

СИРИЗА расширяется, вытеснив социал-демократов

сириза ципрасНапомним результаты голосования. Коалиция радикальных левых – СИРИЗА – получила более чем 36%-ную поддержку. Это даёт леворадикалам почти половину мест в парламенте, 149 из 350. Консервативно-центристская партия «Новая демократия» потерпела поражение, хотя почти сохранила уровень электоральной поддержки. За неё проголосовали около 28% избирателей, потери не достигают и двух процентов, но особенности избирательной системы отняли у консерваторов более пятидесяти мандатов. Теперь у «новых демократов» всего 76 мест.

На третье место вышла ультраправая «Золотая заря», и это можно назвать вторым по значимости итогом выборов. Партия, исповедующая местный вариант неонацизма, не прибавила в популярности. Формально даже наоборот: в 2012 году за неё проголосовали почти 7%, теперь менее 6,3%. Но политический расклад настолько переформатировался, что при таком результате пятое место превратилось в третье, с 17 мандатами. Это после прошлогоднего скандала с причастностью боевиков «Золотой зари» к уличному насилию, убийства левого активиста и арестов ряда лидеров.

Ноздря в ноздрю с «Зарёй» пришла только что созданная социал-либеральная партия «Река». На пятом месте, при пяти с половиной процентах, компартия Греции, хранящая верность советской модели социализма. Отметим, что коммунистические ортодоксы за полтора года прибавили целый процент. Последняя из партий, получивших парламентское представительство – «Независимые греки» (АНЭЛ), попросту говоря рафинированный вариант «Золотой зари», националисты без погромов. Их поддержали более четырёх процентов. Что означает довольно значительные потери и в голосах, и в мандатах (ультранационалистический электорат консолидировался вокруг радикалов), но превышает 3%-ный барьер.

imagesНепреодолимым оказался барьер для партии Всегреческое социалистическое движение – ПАСОК. Вот это действительно сенсация. 40 лет ПАСОК являлось одной из несущих конструкций греческой политической системы. Именно эта партия конкурировала с «Новой демократией», создавая чередование право- и левоцентристских кабинетов. Управляла греческой социал-демократией политическая династия Папандреу, авторитетная в Социнтерне. (Правда, социал-демократия ПАСОК по-гречески специфична, она опирается не на рабочий класс, а на непроизводственные слои.) Уход социал-демократов из парламента – причём в обстоятельствах, едва ли позволяющих рассчитывать на будущее восстановление позиций – означает серьёзную перестройку политической системы. По всей видимости, нишу ПАСОК займёт СИРИЗА, расширившись с крайне левого фланга на левый центр. Нечто вроде эпизода британской политической истории, когда традиционных «левых» – либералов – оттеснили куда более радикальные лейбористы.

Потерпел поражение и консервативно-клерикальный Народно-православный призыв (ЛАОС), местная партия «духовных скреп», идеология которой наиболее близка к греческой версии путинизма. ЛАОС не был представлен и в прежнем составе парламента, а теперь потерял ещё треть электората, получив чуть более одного процента. Ситуация по-своему парадоксальна, если учесть лояльность к Москве со стороны практически всех значимых политических структур Греции.

«Ездит в Грецию» – значит, красный

Лет сорок пять назад Греция была «Меккой ультраправых». Любоваться режимом «чёрных полковников» приезжали неофашисты со всей Европы, даже далёкие от православной патриархальности. «Я был гостем новой Греции», – вспоминает идеолог анархо-фашизма Марио Мерлино о поездке 1968 года (в ней участвовал и Стефано Делле Кьяйе). На греческий опыт ориентировался князь Валерио Боргезе, готовивший переворот в Италии под лозунгом «Вслед за Афинами – Рим!» Сейчас всё это трудно представимо. Эллада давно воспринимается как всеевропейский авангард левого радикализма. Даже имидж страны «Золотой зари» пока не изменил этого положения. «Ездит в Грецию» – исчерпывающая характеристика для политического активиста. Значит, красный.

greece_financial_0615_04Но не в этом суть происшедшего. Идеологические установки внутриполитического характера (хотя бы «отнять и поделить») остаются на втором плане. Главный вердикт греческих избирателей – отвержение экономической евроинтеграции. Выражено категорическое недоверие антикризисной политике еврокомиссии и Европейского центрального банка. Водораздел при голосовании проходил не по принципам социализма/капитализма, а по отношению к европейским финансовым институтам и их требованиям. Большинство греков не желает ни отдавать долги (более 320 млрд евро, сопоставимо с ВВП), ни урезать государственные расходы (поддерживающие разветвлённую социалку и стимулирующие инфляцию), ни выполнять масштабную программу приватизации (означающую столь же масштабные увольнения при сниженных пособиях).

Всё это числилось в условиях антикризисного кредитования. Условия были в целом приняты правительством «Новой демократии» во главе с Антонисом Самарисом и поддержаны ПАСОК. Этим создавалась видимость общенационального антикризисного консенсуса на основе евроинтеграции. Воскресное голосование показало ему цену.

Левые радикалы блокируются с национал-консерваторами

Из шести партий, прошедших в парламент, лишь «Новая демократия» и «Река» выступают с позиций непременного участия в Евросоюзе и пребывания в еврозоне. В совокупности они получили 34% и 93 мандата. Говорить о формировании правительства здесь не приходится. У доминирующих в парламенте популистов-антиевропеистов (леворадикалы, неонацисты, коммунисты, национал-консерваторы) проблема другая: победившая СИРИЗА весьма и весьма ограничена в коалиционном манёвре. Самостоятельного же большинства партия Алексиса Ципраса всё-таки не получила, хотя была к тому близка.

Антиевросоюзная риторика греческих ультралевых очень близка к ультраправым. Но о соглашении с «Золотой зарёй» не может быть речи – активисты двух партий бьют друг друга на улицах. С коммунистами отношения непростые – конкуренция за электорат, идеологические различия (СИРИЗА привлекла троцкистов, в КПГ состоят сталинисты), да и опыт Ципраса в греческом комсомоле энтузиазма к альянсу не пробуждает. Остаются «Независимые греки». Именно с этой консервативно-националистической партией договорились вчера о парламентско-правительственном блоке радикальные социалисты.

pic_21ad9a0bdb9d341656d1d541963f222dПочти по всем параметрам они должны были бы быть противниками. Алексис Ципрас начинал с коммунистами, основатель АНЭЛ Панос Камменос – в «Новой демократии». Ушёл Камменос от консерваторов потому что придерживается более жёсткого национализма. Но он – противник «еврокабалы» и жёсткой бюджетной экономии. Этого оказалось достаточно, чтобы левый популист заключил союз с правым. К 149 мандатам партии Ципраса прибавляются 13 мест АНЭЛ. Большинство не то, чтобы превалирующее, но достаточное.

Самая частая оценка греческих выборов – «пощёчина Евросоюзу». Впрочем, Ципрас приглушил соответствующую риторику, новое положение обязывает. Антиевропейский радикализм отдаётся младшему партнёру Камменосу. Примирительно высказалась Ангела Меркель. По всей вероятности, впереди изнурительный торг по реструктуризации долгов и параметрам антикризисной программы. Это более вероятно, чем выход Греции из ЕС и даже еврозоны. Такой разворот нанёс бы неприемлемый ущерб обеим сторонам. Греция нуждается в финансовой помощи. Евросоюзу надо избежать греческого дефолта, способного спровоцировать цепную реакцию по всему проблемному Югу.

Так или иначе, ЕвроЦБ устами члена своего правления Бенуа Кёра дал понять, что смягчение финансового графика для Греции возможно, но о списании долгов не может быть речи. Финансовые институты даже не обсуждают подобного прецедента, это рушит основы основ современной системы. Но между тем, первотолчком развития западной цивилизации стала именно отмена долгов. Опрокинувшая господство аристократии и ростовщичества, освободившая свободных граждан от тяжкой и унизительной зависимости, стимулировавшая социальную мобильность и предпринимательскую активность. Произошло это двадцать шесть веков назад. Называлось реформой Солона. Или сисахфией. По-гречески, поскольку дело было как раз в Афинах.

Анатолий Кружевицын, «В кризис.ру»

 

Поделиться