Цеховая солидарность – или групповой эгоизм? Вопрос, который должен быть задан организаторам Межрегиональной акции в защиту прав медиков. Эта акция намечена на 4 апреля и пройдёт в целом ряде городов РФ. Митингами и пикетами «белые халаты» по всей стране намерены поддержать своих коллег, фельдшеров одной из подстанций «скорой помощи» Петербурга. Тех самых, которые стали недавно героями нашумевшего реалити-шоу. Это они волокли бесчувственного пациента по ступенькам, как мешок с овсом, пинали его, кидали на асфальт. В общем, проделывали всё, что положено настоящим эскулапам. Видевшие этот ролик в Интернете, могли насладиться подробностями.

vraciskor1Случай получил слишком широкую огласку. Шокировал общественность. Замять его, как ни старались, было невозможно. Теперь «пострадавшие» фельдшеры некоторое время отдохнут от работы, которая им столь обрыдла. Заодно наберутся сил для новых свершений.

Узнав об этой несправедливости, разгневанные медицинские работники бросились на выручку своим. В отрыве от контекста, это, конечно, хорошо. Вот только кто — в данном контексте – «чужой»? И кого от кого следует защищать?

Мой любимый сериал – «Скорая помощь» («ER»). Сколько его ни смотрю, захлёстывает горечь. От сравнений, от чудовищного контраста. И дело не столько в технической стороне (хотя, разумеется, технологии, оборудование – это очень важно). Призвание, долг, честь, человечность… Всё это является доминантой действия по ту сторону экрана. А по эту?

Не стану пользоваться служебным положением и рассказывать здесь о своём печальном опыте столкновений с отечественной медициной. Но можно почитать форумы и блоги, где люди делятся своей бедой. Молодой парень, спортсмен, остался парализованным из-за халатности медперсонала больницы. Упал с кровати и не мог никого дозваться. Здоровая женщина родила ребёнка, который, оказывается, давно погиб в утробе; врач и акушерка при этом травили анекдоты и цыкали на обезумевшую от горя мать: заткнись, мол. Заслужённый пожилой человек умер в мучениях, потому что докторам на него было наплевать… Таких трагедий – сотни, тысячи. Вы слышали, чтобы хоть одна из них подняла медиков на протест? Вывела их на площадь «в защиту прав»? Вот и я не слышала.

А разве не первейшая задача и предназначение врача – бороться за права пациентов? За их здоровье, за их качество жизни? Разве благо медика – не производная от блага больных?.. Похоже, что наоборот.

Отношение медицинского сообщества к происшедшему в Санкт-Петербурге – лакмусовая бумажка. Организаторы и участники Межрегиональной протестной акции, запланированной на ближайшую субботу, возмущены увольнением засветившихся в «рекламном ролике» собратьев. Всем миром собирают подписи под петицией в Минздрав «…были предъявлены беспочвенные обвинения бригаде скорой помощи по поводу «бездушного» отношения к пациенту.» Требуют пересмотреть дело. «Жертвам произвола» выражают горячее сочувствие.

О пациенте, из-за которого сыр-бор (он, к счастью, выжил), говорят либо с раздражением и брезгливостью, либо никак. Ещё бы – ведь это досадная проблема, которая возникла на пустом месте, став препятствием для дальнейшей успешной карьеры и жизнеобеспечения.

vraciskor«Даже если они в чём-то и ошиблись, на одной чаше весов – годы безупречной работы, на другой – первый спорный инцидент…» — выгораживают медики медиков. Да, видимо, первый, который был зафиксирован на камеру и получил такой резонанс. А когда камер поблизости нет, происходит всегда иначе? Подобное случилось только и именно здесь, один-единственный раз, по роковому стечению обстоятельств? И надо же – именно здесь всё засняли… Знаете, очень напоминает сетования: почему так много дали вору – впервые же попался на краже. (Можно догадываться, что думают сейчас об этом сами фигуранты: «Эх, знать бы… Несли бы, как Римского папу!..»)

Еще один аргумент в защиту уволенных фельдшеров: пациент был пьян. Правда, данных экспертизы нигде не опубликовано. Но говорят: «Порядочные люди пострадали из-за какого-то алкаша».

Допустим, был пьян. Это очень плохо. Пьянство – бич, пьянству – бой. Но не такой же. Что это меняет применительно к «спорному инциденту» и клятве Гиппократа? Больные — в любой стране мира, бывают всякие. Чистоплотные и нет, адекватные и не вполне, бездомные, наркоманы, бандиты, с недержанием, с деменцией… Далеко не все они нравятся врачам, это естественно. Но это — больные.

У докторов на всё и всему железное обоснование: мало платят. А сколько нужно платить? Не за подвиги. Просто чтобы по-человечески относились. Если, например, добавить тридцать тысяч, «врачи-убийцы» превратятся во Флоренс Найнтингейл или ещё нет? А если – пятьдесят тысяч? Это будет уже реинкарнация матери Терезы? Зря смеётесь. Апологеты тезиса о «низких доходах» уверены, что жертвенность и самоотречение коррелируют с дензнаками. Равно как чёрствость, бездушие и цинизм.

На этом фоне логика медицинского профсоюза, инициировавшего акцию 4 апреля, несколько выходит за рамки обыденного. Осеньюпрошлого года во всех пятнадцати петербургских первичных организациях тред-юниона посчитали, что ощутимых проблем и протестных настроений в сфере здравоохранения на берегах Невы нет. И по этой причине отказались выходить на Всероссийскую акцию протеста «За достойную медицину». «В городе складывается положительная ситуация, зарплаты растут, чиновники склонны к конструктивному диалогу», — сказал корреспонденту «В кризис.ру» местный профсоюзный босс Максим Кузьмин. А теперь, значит, проблемы появились? Во всяком случае, в субботу на площади у Финляндского вокзала лидеры намерены собрать полторы тысячи человек.

Не хочется заканчивать неким моралите, и всё же. Если тебя раздражают пациенты, если они для тебя – обуза и бремя, лучше уходи. Если ты считаешь, что и по «двойному тарифу» быть гуманным слишком накладно, не будь врачом. Если для тебя первостепенная цель – не помочь, спасти и сохранить, а придумать отмазку, почему ты этого не сделал… Ты – не врач.

Валерия Стрельникова, специально для «В кризис.ру»

Общество

У партнёров