Капитан рулит

Выбор Бразилии сделан. Через 64 дня президентом 210-миллионной страны станет Жаир Болсонару. «Победил кандидат правых антикоммунистических сил. Несмотря на тяжёлое ранение, на сильнейшее давление ЕС, Китая, Демпартии США, латиноамериканских левых и криминальных кругов. С его вступлением в должность правый поворот выйдет на новый уровень, поскольку Бразилия – одна из самых влиятельных стран обеих Америк», – пишет политолог-латиноамериканистка Китти Сандерс. Сам Болсонару вроде как не настроен разочаровывать своих сторонников. «Мы больше не будем флиртовать с социализмом и коммунизмом», – сказал он вчера, когда голоса ещё не были подсчитаны. Капитан не сомневался.

Бразилия отвергла даже умеренно левого, избрав радикально правого

Собственно, уже первый тур выборов две недели назад оставлял для сомнений немного места. За харизматичного лидера бразильских правых сил Жаира Болсонару проголосовали уже тогда почти 50 млн человек – более 46%. Ближайший соперник Фернанду Аддад не дотянул до 30%. Ещё одиннадцать кандидатов отстали совсем безнадёжно. Почти все конкуренты Болсонару представляли левые и левоцентристские силы. Социалистические, экологистские или, в крайнем случае, леволиберальные.

Фернанду Аддад, православный арабского происхождения, был выдвинут левосоциалистической Партией трудящихся. При правлении Лулы да Силвы и Дилмы Руссеф он возглавлял министерство образования. В бразильских школах и вузах внедрялись тогда идеи «социализма XXI века». Не так проломно, конечно, как у Мадуро и Моралеса – Бразилия страна иной, лузитанской культуры. Но с той же сутью. По факту он выступал «политическим аватаром» самого Лулы, вождя и гуру бразильского левого лагеря.

При вчерашнем голосовании Аддад прибавил 15 млн избирателей. Логично, если его поддержали сторонники социал-либералов Сиро Гомеса и Жералду Алкмина, демосоциалистов Гильерме Булоса, Кабо Досиоло, Жуана Гуларта, левого национал-популиста Алваро Диаса, левой экологистки Марины Силвы и троцкистки Веры Лусии Салгадо. Хотя электорат Гомеса – пришедшего третьим – похоже, разделился чуть не надвое. Именно за эти голоса, более 12%, и велась основная межтуровая борьба. Сторонники же праволиберального банкира Жуана Амоэдо, экономиста-центриста Энрике Мейреллеса, правоцентристского христианского демократа Жозе Эймаэля скорее предпочли Болсонару.

Итог вышел однозначным. За Болсонару – почти 58 млн человек, более 55%. За Аддада – 47 млн, почти 45%. Более чем 10-миллионный и 10-процентный разрыв – это похоже на плебисцит. Бразильское общество выразило недоверие левым. Таков вердикт по результатам их 15-летнего правления. И выдало кредит доверия правым. Причём правым – радикально.

Тогда как левые в Бразилии – довольно умеренны. Вяло-толерантный коррумпированный бюрократизм, не более. Не сравнить с венесуэльскими побоищами. Даже ультракоммунистка Вера Лусия, грозящая национализациями и экспроприациями – вполне симпатичная на вид доброжелательная мулатка. Но она получила всего 55762 голоса, 0,05%. Не радикалка-профсоюзница представляла левых, а аккуратно усреднённый чиновник. А вот свести бы во втором туре один на один Болсонару с Верой! Был бы выбор что надо.

Главный водораздел проходит не в экономике, а в культуре

Максимальную поддержку Жаир Болсонару получил на юге, юго-востоке и северо-западе страны. Рекордные уровни достигнуты в южном штате Санта-Катарина, западном Акри и северной Рорайме. С юго-востоком – понятно. Это экономически развитые, динамичные и богатые регионы. Та же Санта-Катарина – это мощная угледобыча, электромашиностроение, высокоинтенсивное сельхозпроизводство, туристическая инфраструктура. Победил Болсонару и в Сан-Паулу, и в Рио-де-Жанейро. Его экономическая программа – снижение налогов, поощрение высоких доходов, широкую дорогу бизнесу – встречает здесь полное понимание. Во всех слоях населения, от банкиров и промышленников до рабочих и охранников. Наверняка за капитана проголосовал бы Остап Бендер, если бы сбылась его мечта добраться до Рио-де-Жанейро и стать там миллионером в белых штанах.

Для сравнения, Фернанду Аддад больше всего голосов получил в штате Пиауи. Это беднейшая территория страны, исторический центр плантационного рабства. Поныне штат живёт пастбищным скотоводством. Поддержали левого кандидата штаты Пара, Мараньян, Мату-Гросу – тоже сельскохозяйственные регионы со значительным процентом афробразильских избирателей. Промышленная отсталость, аграрное перенаселение, экологические проблемы от сведения лесов Амазонки – всё это побуждает поддерживать политиков, обещающих социальные пособия. Активно голосовал за Аддада и штат Пернамбуку, очаг «чёрных лесных республик» и республиканских движений прошлых веков.

Но с другой стороны. Штаты Акри и Рорайма тоже аграрные и небогатые. Акри граничит с Боливией, беднейшей страной Латины, что само по себе о многом говорит. В Рорайме разведаны ценные металлы, производятся строительные материалы, но в целом экономика типична для регионов, голосовавших за Аддада. Между тем, здесь три четверти избирателей голосовали за Болсонару. И это характерно. Социально-экономический водораздел не был главным на этих выборах. Основа конфликта – социально-культурная.

Толерантность скомпрометирована, Болсонару зовёт к жести

Когда Жаира Болсонару обличали как «расиста», «гомофоба», «сексиста», «поклонника диктатуры», «сторонника пыток и убийств» – это не было голословно. Соответствующие высказывания реальны. И по африканцам, и по ЛГБТ, и даже по женщинам вообще. Они достаточно известны, чтобы в очередной раз не цитировать. Вполне на уровне артиллерийской или десантной казармы. И как видим, многим понравились.

Но вот «фашистом» его называли зря. Он даже не корпоративист. Не похож Болсонару и на пламенного сторонника бразильского «Нового государства» 1930-х, легендарного Жетулиу Варгаса. Кстати, Варгас не одобрил бы пренебрежительного отношения к афробразильцам – двадцать лет его охранял двухметровый негр Грегорио Фортунато, сын бывших раба и рабыни.

«Я не ультраправый, я поклонник Трампа», – объяснил сам избранный президент Бразилии. Сходство и правда немалое. Но Дональд Трамп до прихода в политику был бизнесменом, а Жаир Болсонару – офицером в капитанском звании. Отсюда заметные различия. Вряд ли Трамп позволит себе похвалить даже Франклина Рузвельта за дела, принесшие тому прозвище «Сталин Делано». Болсонару проще. Он действительно не стесняется хвалить военный режим 1964–1985 годов. А если и критикует, то за избыточный гуманизм: «Пытали, но не убивали». Бразильский антикоммунистический режим действительно был куда мягче чилийского, аргентинского, гватемальского, сальвадорского или боливийского. Департамент политического и социального порядка закономерно для Бразилии действовал в духе португальского ПИДЕ. Брали не количеством, а качеством. Таким качеством, что избирателей Лулы, Дилмы и Аддада поныне трясёт от тени Сержио Флеури. С портретами которого выходят на карнавалы избиратели капитана.

Флеури со своими «эскадронами» расправлялся с коммунистами и мафиози, преследовал нищих и беспризорных, особенно чернокожих. Всё это восхищает Болсонару и тех, кто с ним. Толерантность, не чуждая бразильским левым, долгие годы прикрывала бюрократизм и коррупцию, управленческую неграмотность и чиновные амбиции. Теперь Болсонару зовёт к жести, к разгрому левых, намекает на внесудебные (в духе того же Флеури) расправы с криминальными сообществами. И такое проходит на ура.

Огромную страну возглавит пришелец из 1970-х

Российский оппозиционный публицист Игорь Яковенко ставит Жаира Болсонару в один ряд не только с Дональдом Трампом, но и с Владимиром Путиным. Все трое, по его мнению, олицетворяют авторитарный антилиберализм, культ силы и жестокости, «простые ответы на сложные вопросы». Оценка довольно распространённая. Правые и ультраправые не раз, за редкими исключениями, выражали поддержку правящему режиму РФ. «Не доверяю я теперь этим католическим антикоммунистам. Раньше – целиком и полностью. Но сейчас… есть сомнения», – говорит петербургский «таксист-политолог» Евгений Бестужев, оппозиционный активист христианско-демократического толка.

Но вот что интересно. Неизвестно ни одно публичное высказывание Болсонару, в котором Путин бы хоть как-то упоминался. Позиции можно лишь предполагать. По косвенным признакам.

«Болсонару – первый из нынешней плеяды латиноамериканских лидеров президент-антикоммунист. Остальных я бы всё-таки квалифицировала как праволиберальных политиков с некоторым консервативным уклоном. Болсонару же более народен, более националистичен, более брутален в риторике и методах. Но при этом достаточно консервативен, чтобы соблюдать законы, которые сам собирается ужесточать, – полагает Китти Сандерс. – Касательно внешней политики, латиноамериканцы не любят выставлять свои предпочтения напоказ. Новый бразильский лидер понимает, кто стоит за Кубой, Венесуэлой, Никарагуа, коррупцией, преступностью и терроризмом в регионе. Он в курсе, кто финансирует левые режимы. Знает и о большинстве внутриконтинентальных раскладов, и о роли России, Китая, европейцев и американцев в них. Впадать в экзальтацию в его положении глупо, он же не Чавес и не Киршнер. Вот он и молчит, игнорирует, играет желваками. Но мне кажется, ждать от него тёплого отношения к РФ, КНР или евробюрократии было бы для них перебором оптимизма».

Бразилия – одна из крупнейших стран мира. Пятая по территории и населению, седьмая по ВВП. Самая большая в Латинской Америке и в католическом мире. Важный мировой центр политического влияния и экономической мощи. Между прочим, член БРИКС. И вот – главой такого государства становится политик, словно выломившийся из 1970-х, времён хунт, «эскадронов смерти» и стадиона в Сантьяго. Не находится способов выправить левый перекос иначе как хуком справа. Рулить берётся капитан, начинавший службу при генерале Эрнесту Гайзеле. В обличье забытого старого что-то новое является в мир. Грубый реал против ханжеского постмодерна.

Никита Требейко, «В кризис.ру»

Поделиться