Ленин ВКонтакте

Не будем повторять известную банальность про историю, трагедию и фарс. Но несомненно: сто лет назад случилось первое. А что произошло позавчера, станет ясно даже не послезавтра. Вячеслав Мальцев конечно, не потянул на Ленина. Но если бы Ленину пришлось захватывать власть во времена «ВКонтакте», он бы тоже проиграл. Утонул бы в море хаотичных постов и твитов. Но ему повезло. При почте-телеграфе-телефоне, в эпоху угля и стали, дело было настоящим.

Хуже всех пришлось обывателям

7 ноября — это 25 октября по старому стилю. Временное правительство, в своём ожидании Учредительного собрания, не решилось даже перейти на григорианский календарь. Этот день мог бы остаться в истории как дата проведения Второго Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов. Мог закрепить власть Советов — подлинную, а не партийно-большевистскую. Не забудем, что из примерно 900 местных Советов большевики контролировали не более полусотни. Но среди них – Московский и Петроградский. Тот же расклад был по армейским комитетам: из четырнадцати большевисткими была два. Но оба на Северном фронте, завязанном на столицу.

В Петрограде и Москве руководителями Советов стали Лев Троцкий и Виктор Ногин. Оба видные большевики, близкие сподвижники Ленина. Почему столицы – промышленные центры, населённые грамотными продвинутыми горожанами – стали опорой коммунистов, вопрос отдельный. В основном потому, что большевики умели вести партийную работу, умели найти путь в нужные социальные группы. Февральскую революцию совершили вовсе не ленинцы. Но Красную гвардию на заводах и «Военку» в столичных гарнизонах создали только они. Уже этим заранее решив ленинский «вопрос о власти». (Сравним с нынешними мальцевскими россказнями о «силовых группах». Можно догадываться, знать, понимать – но это не значит: уметь.)

Июльский путч был подавлен не Временным правительством, а возмущёнными солдатами. Нерешительность Александра Керенского позволила «вождю мирового пролетариата» в августе 1917 года вновь провозгласить курс на вооружённое восстание. Корниловский мятеж приблизил заветную мечту. Препятствием для установления «советской власти» оставались Действующая армия и сами Советы. Особенно крестьянские, ориентированные на эсеров. Но эсеровская верхушка во главе с Виктором Черновым не была готова к физическому противостоянию. Не случайно боевик Борис Савинков порвал тогда со своей партией.

Собственно говоря, переворот был совершён не 25 октября/7 ноября, а 22 октября/4 ноября. Петроградский ВРК – «крыша», предусмотрительно надстроенная над большевистским ЦК – провёл телефонные переговоры с гарнизонными частями и заручился их нейтралитетом. Именно так, но большего и не требовалось. Теперь вопросы можно было решать небольшими дисциплинированными отрядами. Преданного боссам «спецназа» большевики имели в Петрограде до 5 тысяч. Негусто. Но противники могли выдвинуть раза в два меньше.

Огромный гарнизон, двухмиллионное население решили: пусть все идут лесом. Дураков нет в чужие распри влезать. Наше дело сторона. Лишь бы не было войны. В общем, известные соображения. Именно тем, кто так сообразил, предстояли вскоре террор, голод, нищета и смерть. Красные и белые тоже погибали, но, по крайней мере, знали за что. Обывателей же, трясшихся за спокойствие своей частной жизни, всё равно её лишили – а перед концом ещё и превратили в жалких «терпил». Но пример никому не наука. Такие же мудрости (типа, «мне нет дела ни до Путина, ни до Навального!») слышим мы и теперь.

Большевистский путч побеждал по-тихому

Пока делегаты Второго съезда прибывали к актовому залу Смольного института, к Зимнему дворцу подтягивались ленинские солдаты. Вдохновлённые шансом не идти на германский фронт, а комфортно «бороться с контрреволюцией». С Балтики их подпирали почти поголовно пробольшевистские матросы (до Кронштадтского восстания ещё три с половиной года). На юго-востоке оплотом большевистских сил был Невский судостроительный завод, оттуда шли красногвардейцы. С востока направлялись бойцы 1-го пехотного запасного полка. На северо-востоке бастионом ленинцев стал Московский полк, расположенный в окружении целой связки заводов. С севера на помощь большевикам шли красные финны. С запада — солдаты 180-го пехотного запасного полка. И, конечно, кронштадтские моряки. В общем, Мальцеву не стоило и мечтать о подобной артподготовке.

Кое-где большевики натыкались на сопротивление. Но в целом в Питере всё прошло гладко. Уже к началу 25 октября большинство мостов Петрограда было в руках путчистов. К десяти часам утра захвачены Варшавский и Царскосельский вокзалы, завод «Треугольник», электростанция, государственный банк, почтамт и телефонная станция, а также все мосты на Васильевский остров. По-хорошему, надо было и «фабрику троллей» брать, но, к счастью для Ленина, сто лет назад в Питере таковой не оказалось.

К вечеру список трофеев пополнили Владимирское военное, Николаевское военное, Константиновское артиллерийское и Михайловское артиллерийское училища. И, конечно, тюрьма «Кресты».

Смена власти проходила по-тихому. Противники большевики ждали баррикад, уличных боёв – но ничего этого не было. Кто-то кому-то звонил по телефону, где-то промаршировал отряд, где-то прокатили пулемёт – ну и что? Разве так делались дела в Великом Феврале? А раз не так, не о чем и беспокоиться.

Ленин и Троцкий блестяще извлекли уроки из весенне-летних неудач. Они поняли главное: массы путаются под ногами, из ключевого акта их надо устранить. С точки зрения путчистских технологий, Октябрьский переворот достоин высочайших оценок. Но всё же главным условием коммунистического захвата власти явилось отсутствие отпора, ужасающая общественная пассивность. Спровоцированная шоковой усталостью от восьмимесячных сотрясений континента.

Ночью после довольно вялого обстрела был взят Зимний дворец. Временное правительство оказалось арестовано. О своей безопасности Керенский и компания «позаботились» великолепно: их защищали горстка юнкеров и женский батальон. Почти как Муаммара Каддафи.

Под конец Керенский совершил ещё одно безумие: запретил крёстный ход 22 октября, в день Казанской Божьей Матери. В котором собирались участвовать казаки. Многотысячное шествие под вооружённым прикрытием могло резко изменить обстановку в Петрограде. Но, как обычно, министры-капиталисты устранили опасность, нависшую над Лениным. После этого какой-то поддержки ждать точно не приходилось. Керенскому и правительству отлилось летнее предательство. После того, как в июле большевиков соизволили простить, казаки отказались помогать министрам. Раз такие добренькие, воюйте за свою демократию сами.

Был момент, некоторые казаки всё-таки подтянулись к Зимнему. В основном пожилые  казаки. Но быстро ушли: «Мы думали, тут с образами царское жилище охраняют, а оказались какие-то бабы с ребятами зачем-то…»

Русские города без боя не сдавались

В Москве планировался аналогичный сценарий. «Победа там обеспечена, драться некому», – говорил Ленин. Этот его прогноз постигла та же участь, что большинство других. Ожесточённые бои в Москве продолжались больше недели – 25 октября/7 ноября – 2/15 ноября. Именно там впервые появились термины «красные» и «белые».

«Но катится снова и снова «Ура!» сквозь глухую пальбу. И чёлка московского сноба под выстрелы пляшет на лбу». Этот «московский сноб» Александра Галича – скорей всего белый. Красными были партийные гвардейцы с заводов и «двинцы» – освобождённые большевиками из Двинской тюрьмы солдаты-уголовники. Белыми – юнкера, студенты и «мелкобуржуазные революционеры» из числа интеллигентов и торговых служащих. Как видим, креаклы и «офисный планктон» в те годы были не чета нынешним.

Впрочем, тот сноб мог быть и красным. С самого начала к победителям-большевикам стали примыкать всевозможные Пети Трофимовы из чеховского «Вишнёвого сада». Ухватившие судьбу за хвост. Но всё же, вероятнее, что белый.

Что характерно, Кремль большевикам сдался почти сразу. С юга двигался 55-й пехотный запасной полк, с востока —56-й и 85-й, а также Самокатный батальон, с северо-востока — 192-й и 251-й, с юго-запада — 193-й пехотный запасной полк. На помощь московским ленинцам направились солдаты из Петрограда и десятка других городов. Но что-то пошло не так.

Вожак московских большевиков знал толк в экономике. 27-летний Григорий Александрович Усиевич происходил из купцов. Противостоял большевикам Комитет общественной безопасности Московской городской думы. Командовал московскими белыми 33-летний Вадим Викторович Руднев. В экономике он, может, и не сильно шарил, зато крепко стоял на понятиях – мало что родился в дворянской семье, так ещё был эсером. Как только в Москве узнали о петроградской победе большевиков, Руднев тотчас собрал экстренное собрание гордумы. И начал формировать боевые отряды антикоммунистического сопротивления. Социалист-дворянин-медик против коммуниста- буржуа-юриста.

Кремль, поначалу было захваченный большевиками, 28 октября оказался окружён юнкерами и взят. Начались замесы и в других местах города. 29 октября путчистам пришлось заключить перемирие с КОБом. Казалось, в Первопрестольной белые тут же взяли реванш на красной Северной столицей. Но уже 31 октября – пока Мосгордума разрабатывала планы всеобщей демократизации – на помощь большевикам подоспели мощные подкрепления. Через день Москва была захвачена. Первое сражение гражданской войны обошлось в тысячу жертв.

Не сдались без боя ещё два коренных русских города. В Смоленске долго отстреливались от красногвардейцев и гарнизонных большевиков юнкера и казаки. В Калуге ударный антибольшевисткий батальон сколотил – редкий случай – энергичный комиссар Временного правительства Галкин.

Отбивался от коммунистических захватчиков и сам Питер. Эсеры и юнкера создали Комитет спасения Родины и Революции. Боевые силы Комитета взялся возглавлять полковник Георгий Петрович Полковников. 29 октября/11 ноября его бойцы удачным налётом заняли телефонную станцию, вырубили связь Смольного, арестовали нескольких ленинских функционеров и начали разоружать красногвардейцев.

В тот же день последовал контрудар большевистского гарнизона. В ход была пущена артиллерия. Не в виде «подготовки», а массированным обстрелом. Бои в Инженерном замке и Владимирском училище, трагическая гибель юнкеров (с обеих сторон насчитывалось до двухсот убитых) – драматичная страница истории Санкт-Петербурга. Даже Ленин вынужден был оправдываться: мол, «рабочие и солдаты были крайне раздражены».

Эта была лишь заря отпора. 7 ноября, если на то пошло – День начала революционного сопротивления России.

Националисты в своей революционности искреннее коммунистов

Сегодня КПРФ вывела тысячи на шествие 100-летия. Под портретами Ленина, Сталина и Че Гевары. Наследник Ленина Геннадий Зюганов воспользовался датой для изъявления желания стать президентом буржуазного государства РФ. Пожалуй, «буржуазный националист» Мальцев куда в большей степени наследник Октября. Он, по крайней мере, пытается нечто имитировать. С большей искренностью. А что живёт он во времена виртуальных искажений реальности, в общем, не его вина. И уж тем более – не вина людей, вышедших на улицы в день призрака революции.

Если кто-то надеялся, что мальцевская «Артподготовка» устроит новый Октябрь-17, то зря. Но некоторые уроки из обоих событий следует сделать. Прежде всего, необходимо наращивать силу. Ленину силы хватило, Мальцеву — нет. Далее, нужно чётко знать, чего ты хочешь. Ленин знал, Мальцев — под вопросом. Наконец, нужно уметь договариваться со всеми. Ленину в этом плане помогала его своеобразная мораль, позволявшая ради победы тоталитаризма прикидываться каким угодно свободолюбцем. А если человек действительно любит свободу? Тогда докажи это делом.

Михаил Кедрин, специально для «В кризис.ру»

Поделиться