Нынешнее лето проверяет мир на прочность. Гражданская война в Сирии прирастает напором исламистов в Ираке, бои на украинском востоке – армяно-азербайджанским обострением. Миллиарды уходят в жерла орудий и в танковые баки. А тут ещё эпидемия геморрагической лихорадки Эбола, последовательно охватившая Гвинею, Либерию, Сьерра-Леоне, надвигающаяся на Нигерию. Горячие головы начинают рассуждать на тему «откуда исходит угроза миру!». Постараемся остудить хотя бы африканские страсти.

Для начала маленький медицинский экскурс. Впервые данный вирус был выявлен в 1976 году в Заире на берегах реки Эбола. Отсюда название. На начальной стадии симптомы вполне «простудные» — повышенная температура, общая слабость, боли в горле, мышечные и головные боли. В таких случаях даже европейцы предпочитают принять таблетку антигриппина и бежать на работу. Тем более африканцы, не столь привычные к врачебной помощи. Врача может и не быть в радиусе сотен километров. Отсутствие медицинской помощи, наряду с антисанитарией – одна из главных причин высочайшей (до 90%) смертности от лихорадки Эбола. Санитарная сторона особенно важна, ведь главными распространителями инфекции являются грызуны.

 ebolalixoЧудовищная смертность делает болезнь подобной лесному пожару. Эпидемия выкашивает стоящих рядом, а потом затихает сама собой. Главное – нейтрализовать инфекционный очаг. Этим сейчас и занимаются власти западноафриканских государств, выстраивая на своих границах санитарные кордоны.

Начинает раскручиваться маховик международного участия. В первую очередь финансового. О выделении $200 млн в качестве чрезвычайной помощи Гвинее, Либерии и Сьерра-Леоне объявил Всемирный банк. Впрочем, деньги должны пойти не столько на борьбу с самим заболеванием, сколько на развитие национальных систем здравоохранения и в целом на экономическую поддержку. $100 млн на борьбу с распространением вируса лихорадки Эбола в Западной Африке намерена собрать Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ). Именно намерена – эти средства еще нужно найти. И только Африканский банк развития незамедлительно выделяет $50 млн на экстренную помощь. Видимо, там заседают самые состоятельные люди.

Обама одобрил запрос на предоставление Либерии партии экспериментальной сыворотки Zmapp. Экстраординарное решение санкционировала ВОЗ

 Президент США Барак Обама одобрил запрос своей либерийской коллеги Эллен Джонсон-Серлиф на предоставление этой стране партии экспериментальной (то есть, не прошедшей клинических испытаний) сыворотки Zmapp. Экстраординарное решение санкционировала ВОЗ. При этом лечить станут главным образом местных врачей.

 Заметим, что первоочередным адресатом американской помощи становится Либерия. Сразу вспоминаются обстоятельства создания этого государства, учреждённого чернокожими эмигрантами из США. (Либерия, кстати, никогда не была колонией – практически единственная такая страна на Чёрном континенте. Эфиопия несколько лет находилась под итальянской оккупацией, Египет под английской, остальная Африка делилась между колониальными империями европейцев.) Но возникает вопрос – почему препарат, который ещё только разрабатывается, оказался в руках именно США?

 Конспирологам -антиамериканистам, разумеется, всё понятно. То ли Штаты разрабатывают дьявольский препарат, то ли захватывают монополию на чудодейственное лекарство. Оставим их наедине с собой, поговорим о другом.

ebolaviryc Количество погибших на данный момент немного превысило тысячу человек. Заразившихся меньше двух тысяч. Конечно, не «чёрная смерть» средневековой Европы. Между тем, создание принципиально новых препаратов означает коммерческий риск. Получается, американцы вписались в сомнительный бизнес-проект?

Нет, не будем вдаряться в марксистский политэкономический догматизм. Сам Энгельс говорил, что попытки свести каждое общественное явление к экономическим объяснениям попросту смешны. Есть иные соображения – социокультурные, политические, наконец – даже так! – элементарно гуманистические. Но всё же. Вспомним «птичьи гриппы» и «коровьи бешенства» прежних лет. Огромные ресурсы были пущены на создание лекарств, уничтожение больных – да и не всегда больных – животных, информационное обеспечение. Обыватели с содроганием узнавали о появлении всех новых и новых «смертоносных» штаммов, сотнями тонн скупали пилюльки. Ситуация с лихорадкой Эбола отчасти повторяет те ситуации.

 Новость последних часов – от лихорадки Эбола погиб первый европеец. Это 75-летний испанский католический священник Мигель Пахарес, проповедовавший в Либерии. Кстати, лечили его в том числе и той самой экспериментальной американской сывороткой. Не помогло.

Очаг эпидемии локализован в западной части континента. При этом ВОЗ не считает необходимым закрывать границы вокруг зоны заражения

 Все остальные смертные случаи приходятся на африканцев. Очаг эпидемии локализован в западной части континента. При этом ВОЗ не считает необходимым полностью закрывать границы вокруг зоны заражения, ограничивать торговлю и воздушное сообщение с регионом. Такой вот половинчатый карантин. Однако международный эффект можно назвать глобальным.

 Казалось бы, где Россия, а где Эбола! МЧС РФ призвал мировое сообщество кооперироваться в борьбе с африканским вирусом, а также цунами, землетрясениями, наводнениями, смерчами, тайфунами, другими стихийными бедствиями и угрозами техногенных аварий. Предлагается создание сети интернациональных кризисных центров. Что тут сказать? Сотрудничество на этих фронтах полезно. Однако поговорка про мужика и гром действенна не только в России. Можно подумать, что до сих пор никто не знал про западноафриканскую нищету, острейшую нехватку медобслуживания, массовую антисанитарию. Но устранять причины куда тяжелее, чем побеждать последствия.

 Аркадий Орлов, «В кризис.ру»

в Мире

Общество

У партнёров