«Мир Галилее» – меч терроризму

Европу сотрясают теракты. В самых разных местах: Марсель и Берлин, Санкт-Петербург и Лондон. Три-четыре десятилетия назад на континенте творилось нечто похожее. Но сейчас насилие творится под знаменем религиозной нетерпимости. А в 1980-е бичом цивилизации являлся терроризм политического толка. Одно из ведущих мест занимали в нём марксисты-палестинцы. Сегодня исполняется ровно 35 пять лет, как террористы нарвались на жёсткий ответ. 6 июня 1982-го Армия обороны Израиля начала операцию «Мир Галилее» – ликвидацию военной структуры ООП в Ливане.

Помимо военных методов, арабские «антисионисты» активно использовали сугубо террористические

Государство Израиль считалось тогда главным врагом не только арабских националистов, но и коммунистов всего мира (доходило аж до исследований на тему «Сионизм как высшая стадия империализма»). Появившись 14 мая 1948 года по решению Объединённых Наций, уже 15 мая Израиль был атакован силами восьми арабских государств. Страна родилась в войне – и отстояла себя. В 1967 году победоносная Шестидневная война ещё «округлила» израильскую территорию – египетским Синаем, сектором Газа, иорданским западным берегом, сирийскими Голанскими высотами. В 1973-м арабские правители снова попытали счастья – и снова были разгромлены.

Помимо чисто военных методов, арабские «антисионисты» активно использовали методы террористические. В первой половине 1950-х это были отдельные группы боевиков, засылаемые преимущественно из насеровского Египта, реже из Сирии и Иордании. Затем начали возникать более-менее постоянные структуры.

В 1957-м в Кувейте возникло Движение национального освобождения Палестины, известное под аббревиатурой ФАТХ. Учредили и возглавили его Ясир Арафат, уже тогда носивший свой легендарный платок, и Абу Джихад. Движение в первую очередь поддержала Сирия, и его штаб-квартира, соответственно, изначально расположилась в Дамаске. Первый свой теракт организация провела в 1964-м, взорвав израильскую водокачку. В том же году на совещании арабских лидеров возникла Организация освобождения Палестины (ООП), которая, по задумке инициаторов, должна была представлять интересы двух миллионов палестинских арабов, изгнанных со своих земель. Её основой стал ФАТХ. ООП превратилась в главную политическую силу антиизраильского сопротивления. По мере возникновения новых националистических групп почти все они присоединялись к ООП, что не мешало им враждовать и даже убивать друг друга в ходе терактов. Среди них можно выделить Народный фронт освобождения Палестины, Фронт народной борьбы, «Ас-Сайку» и Демократический фронт освобождения Палестины.

В 1961-м, ещё до возникновения ООП, создан Палестинский освободительный фронт во главе с бывшим капитаном сирийской армии Ахмадом Джибрилом, примерно тогда же — «Герои возвращения» и «Мстящая молодёжь». В 1967-м три этих группы слились, образовав Народный фронт освобождения Палестины (НФОП), идеологически ориентированный в духе советского марксизма-ленинизма. Руководил Фронтом Жорж Хабаш, а планированием и непосредственным осуществлением терактов занимался Вадей Хаддад. Что характерно, оба происходили из православных семей.

Через год после основания НФОП Джибрил объявил, что лидеры Фронта слишком много болтают о политике и очень мало занимаются реальной борьбой. Он провозгласил себя руководителем так называемого «главного командования» НФОП, по сути расколов организацию надвое. Казалось, это должно было ослабить палестинское националистическое движение. Ан нет, оно лишь укрепило свои позиции. Выяснилось, что децентрализация — не такая плохая штука в условиях войны.

Фронт народной борьбы (ФНБ) первоначально разместил свой штаб в Иордании, затем перекочевал в ливанский Бейрут, после чего в 1982-м осел в Сирии. Возглавили эту организацию Замир Гоше и Бахиат Абу Гарбиах. Возник Фронт неспроста: уже в 1967-м его лидерам показалось, что Арафат слишком мирно относится к евреям, и они откололись от ФАТХ. Через четыре года ФНБ помирился с Арафатом, однако в 1974-м снова рассорился с ним. Дело в том, что «Товарищ Полотенцев» к тому времени взял курс на отказ от терроризма, а радикалам хотелось больше драйва и смертей. Надо заметить, что палестинские националисты с огромной радостью убивали не только евреев, но и своих конкурентов по левопатриотическому лагерю. Нетрудно догадаться, что лучшими друзьями ФНБ стали Хафез Асад, Саддам Хусейн и Муаммар Каддафи.

Через год после образования ФНБ возникла ещё одна организация — «Ас-Сайка», что означает «Молния». Её основатель Зухейр Мохсен вплоть до своей гибели в 1979-м входил в исполком ООП и, в отличие от ФНБ, старался без повода не ругаться с мейнстримовыми персонажами. Однако в идеологическом плане «Ас-Сайка» сильно отличалась от других групп палестинского сопротивления. Во-первых, она с первого дня существования базировалась в Сирии. Во-вторых, группа исповедовала социализм баасистского толка в сирийской интерпретации. Костяк «Молнии» составили нижние чины сирийских вооружённых сил, так что их мероприятия, по большому счёту, можно смело называть актами государственного терроризма. В основном они занимались пресечением еврейской эмиграции из СССР на Землю Обетованную.

Демократический фронт освобождения Палестины (ДФОП) возник в 1969-м, выделившись из НФОП (противники их часто путали). Причина раскола была серьёзна, но несколько отвлечённа: боевики ДФОП считали своими врагами не всех евреев, а только классово чуждых сионистов, зато причисляли к врагам «буржуазные» правительства практически всех арабских стран. А с трудящимися евреями ДФОП намеревался в будущем создать единое государство, где «от каждого — по способностям, каждому — по потребностям». Не Палестина, а прямо рай!

Между ливанскими «правохристианами» и «левомусульманами» шла своя кровавая междоусобица

Прошло некоторое время, и на первый план в поддержке палестинского национального движения вышла Сирия Хафеза Асада-старшего. Иордания и Египет понемногу отказывались от финансирования международного терроризма. Иорданскому королю Хуссейну надоели палестинские бойцы, постреливавшие по его кортежу. В 1970–1971-м он зачистил королевство от «понаехавших». В Египте же к власти пришёл Анвар Садат, постепенно демонтировавший во всех сферах национал-социалистическое наследие Насера.

В 1973-м возникает новая группировка, которая по масштабу террористических действий моментально затмила конкурентов. Создал её Абу Нидаль. Он считал, что еврей — это вечное клеймо, поэтому стремился уничтожать их независимо от гражданства. Помимо евреев, Нидаль ненавидел умеренных арабов, к которым относил и Арафата. Организация Абу Нидаля (ОАН) совершила несколько покушений — в том числе удачных — на видных активистов ООП. Не стал исключением и сам Арафат, но ему повезло — выжил. Боевики группировки совершали покушения на дипломатов Саудовской Аравии, Объединённых Арабских Эмиратов, Иордании. Когда Нидаль сотрудничал с Хусейном — убивали сирийцев. Когда дружил с Асадом — плохо пришлось иракцам.

Одним из рассадников терроризма стал Ливан. Как это ни парадоксально – единственное демократическое государство арабского мира. Именно там обосновались многие члены ООП после изгнания из Иордании. Правительство Ливана помогало не только ООП, но и НФОП, которое в конце 1960-х прославилось не только угонами израильских самолётов, но и обстрелами граждан еврейского государства. Израильтяне решили мстить по принципу «око за око»: 28 декабря 1968-го рейд цахаловского спецназа  уничтожил более половины ливанского гражданского воздушного флота, размещённого в бейрутском аэропорту. Назвали операцию красиво — «Дар» («Тшура»). Хоть дарёному коню в зубы не смотрят, но ливанцам данный презент не понравился. Ещё меньше он понравился террористам.

14 марта 1978-го израильтяне предприняли новую акцию, теперь уже с участием общевойсковых подразделений. Продвинувшись к реке Литани, ЦАХАЛ создал буферную зону, контролируемую правохристианской Армией Южного Ливана во главе с националистом-антикоммунистом и лучшим другом Израиля майором Саадом Хаддадом. Через неделю, решив проблемы, израильские войска ушли с территории Ливана. На этот раз операция именовалась «Литани» — в честь той реки. Через год майор Хаддад провозгласил в этой «зоне безопасности» Свободное Государство Ливан.

Отношение к Израилю в Ливане среди представителей разных этнорелигиозных групп разнилось. Мусульмане по большей части недолюбливали евреев. Христиане-марониты – католики восточного обряда — наоборот. Они были организованы в две сильные организации: праворадикальную фалангистскую «Катаиб» Пьера Жмайеля и правобуржуазную Национал-либеральную партию Камиля Шамуна. Между «правохристианами» и «левомусульманами» шла своя кровавая междоусобица.

Вооружёнными формированиями «Катаиб» командовал сын основателя партии Башир Жмайель-младший. Башира похитили и избили, а затем вывезли в лагерь палестинских террористов. Через несколько часов злоумышленники поняли, что взяли человека, мягко говоря, непростого, поэтому посчитали за лучшее освободить его. Башир на всю оставшуюся — недолгую — жизнь запомнил этот эпизод. Он говорил, что в те часы фактически потерял суверенитет над своим телом, подобно тому как Ливан потерял суверенитет, попав под власть палестинцев и сирийцев. Резонно, что в этих условиях правохристиане воспринимали израильтян как помощников в борьбе с оккупантами. Что и отразилось в 1982 году.

Следует, однако, заметить, что далеко не все христиане поддерживали Израиль. Многие палестинцы, включая лидеров террористических групп, вышли из православной среды. Некоторые их ливанские единоверцы не считали для себя вредным сотрудничать с подобным контингентом. Были свои мотивы помогать арафатовцам и у армян. Например, на базах ООП в Бейруте, по некоторым данным, тренировались боевики Армянской секретной армии освобождения Армении (АСАЛА). Израиль им не угодил ещё и потому, что сотрудничал с Турцией.

Правительство Менахема Бегина решило уничтожить в Ливане военно-террористический «Фатхленд»

Палестина в те времена являлась одним из центров международного терроризма. Известно, что в лагеря палестинских беженцев наведывались эмиссары немецкой Фракции Красной армии (РАФ) и Красной армии Японии. Оружие из Палестины доставлялось участникам итальянских Красных бригад и Ирландской республиканской армии (ИРА). Опыт палестинских повстанцев изучали в Латинской Америке. Палестинские террористы использовались правящими режимами Ирака, Сирии и Ливии.

Но, что интересно, не только коммунисты и ультралевые дружили с ООП. Западногерманская «Военно-спортивная группа» неонациста Гофмана и итальянские неофашисты из «Революционных вооружённых ячеек» тоже отметились в палестинских тренировочных лагерях. В первом случае сходились на почве антисемитизма. Во втором – по бунтарскому менталитету.

В начале 1980-х в авангард террора прорвалась ОАН. 15 января 1980-го в Западном Берлине убит 19-месячный ребёнок, а 24 человека ранены. 3 октября произошёл взрыв в парижской синагоге (политкорректно повязали неофашистов из группировки ФАНЕ, но годы спустя выяснилось – взрывали палестинцы). В июле пришла очередь Антверпена: жертвами оказались учащиеся местной еврейской школы. 1 мая 1981-го в Вене убит Хайнц Ниттель — президент общества австрийско-израильской дружбы. 29 августа в том же городе боевики Нидаля обстреляли синагогу, ранив 17 человек и убив двоих. Двое террористов оказались схвачены.

27 сентября во Франкфурте-на-Майне убит один еврей, ещё один ранен. 4 октября под прицелом оказался Париж: один убитый и двадцать пострадавших. 22 октября нидалевцы снова устроили бойню в Антверпене: трое убитых и сотня пострадавших. 3 апреля 1982-го — опять Париж: теперь на тот свет отправили израильского атташе Яакова Бар-Симантова.

Справедливости ради, арабам тоже пришлось несладко. В 1981-м, помимо покушения на Арафата, нидалевцы убили представителя ООП в Брюсселе Наима Хадера. В июне 1982-го заминировали и взорвали автомобиль в Риме, а в нём оказался ещё один представитель ООП.

Тогда же, в июне, произошла акция, после которой израильтяне окончательно решили «мочить». В ночь с 3 на 4 июня в Лондоне трое палестинских боевиков напали на посла Израиля в Великобритании Шломо Агрова. Как мы знаем, ровно через 35 лет после тех событий, 4 июня 2017 года, в том же Лондоне произошёл очередной теракт, в ходе которого погибло семь человек. Вот такое грустное совпадение.

Агров получил пулю в голову и впал в кому. Три месяца он находился в отключке. Вероятность того, что он не выживет, была велика. В конце концов он вышел из комы, но на всю жизнь остался инвалидом.

В начале июня ещё оставалось неясным, кто конкретно стрелял в Агрова. Хотя это были нидалевцы. Те самые, которые за год до этого стреляли в Арафата. Удар по ООП не решал проблемы ОАН. Однако израильтяне смотрели со своей колокольни. Даже если бы они точно знали имена заказчиков преступления, вряд ли это остудило бы их пыл. Для обычного израильтянина, по большому счёту, не было разницы между ООП и ОАН. И те, и другие убивают евреев, и данный факт был прекрасно известен всему миру. Просто первые держались в рамках определённых правил, а вторые не обременяли себя подобной моралью.

Вывод из происшедшего был сделан. Суть, по большому счёту, не в личностях Ясира Арафата и Абу Нидаля. 5 июня правительство Менахема Бегина и кнессет Израиля собрались на экстренные заседания. Было принято решение уничтожить военно-террористический «Фатхленд» на юге Ливана.

Израиль добился своей цели в самой ожесточённой и кровопролитной из арабо-израильских войн

6 июня 1982 года, началось широкомасштабное израильское вторжение в Ливан. Операция получила имя «Мир Галилее». Название недаром радовало слух. Три года назад Менахем Бегин на пару с Анваром Садатом получил Нобелевскую премию мира за израильско-египетский мирный договор. И вот теперь, как учил Христос – «не мир, но меч».

К тому времени состоялось уже четыре арабо-израильских войны: Война за независимость 1948-го, Суэцкий кризис 1956-го, Шестидневная 1967-го, Война Судного Дня 1973-го. Но Ливанская-1982 оказалась самой длительной, жестокой и кровопролитной. При том, что ливанская армия практически не участвовала в боях. Противостояли ЦАХАЛу палестинские формирования. Отдельную проблему составляли почти 30 тысяч сирийских солдат, оккупировавшие половину Ливана. Но Асад-старший предпочёл устраниться от военного соприкосновения.

Учитывая тогдашний уровень связей между ООП и СССР, войну порой называли «советско-израильской». Арафат был близким союзником КПСС. С другой стороны, правый сионист Бегин активно включил Израиль в глобальную Холодную войну (от чего воздерживались его социал-демократические предшественники). В результате очередная ближневосточная разборка – которая в иных обстоятельствах осталась бы рядовой израильской АТО – превратилась в элемент всемирного антикоммунистического противостояния. Кстати, этот фактор косвенно, но веско поспособствовал будущей Перестройке. Военное поражение ООП показало отставание советского ВПК и встревожило кремлёвских властителей.

Сопротивление ООП на юге и в центре Ливана в целом было подавлено в течение недели. Уже 12 июня израильтяне осадили Бейрут. Впервые в истории арабо-израильских войн ЦАХАЛ подступила, а впоследствии заняла столицу арабского государства. Подобно Берлину, город был разделён на Восточный и Западный секторы. Запад контролировали отряды ООП, ливанские «левомусульмане» из «Национально-патриотических сил» и происирийские шииты движения «Амаль» (предтеча нынешних проиранских формирований). На Востоке верховодили правохристианские фалангисты. Степень внутриливанской вражды обрисовала одна американская корреспонденция. Молодая арабская женщина стояла около своего дома, разрушенного израильским ударом, рассказывала о гибели племянника и говорила: хорошо, что израильтяне пришли, спасибо им, они палестинцев изгнали…

Бейрутский замес был чрезвычайно жестоким. «Кровь одурманила израильских агрессоров и их правохристианских подручных», – советские корреспонденции доходили до такой пафосной лирики. В советском агитпропе впервые появились выражения «израильские фашисты» и «военно-фашистская клика Бегина–Шарона» (именно эти формулировки, заметим, сразу после войны были оставлены и забыты). Премьера Менахема Бегина и министра обороны Ариэля Шарона (будущего премьера) постоянно именовали «террористами» – ссылаясь на их прошлое в антибританском подполье.

Но ярость информационной войны не меняла положения на поле боя. Бейрут был взят израильскими войсками. В сентябре 1982-го вооружённые формирования ООП покинули Ливан. Газета «Правда» поместила стихотворение в целую колонку: «Уходят палестинцы из столицы, чтоб был Бейрут израненный спасён. Но не погасли молодые лица, никто не сломлен и не покорён»… Штаб-квартира ООП перебазировалась в Тунис, где израильская авиация достала её уже в 1985-м. Вскоре после воцарения в Кремле Михаила Горбачёва.

Уход палестинцев обставлялся международными посредничествами ООН и Филипа Хабиба, личного представителя президента США Рональда Рейгана. Кстати, американская администрация отнюдь не восторгалась «Миром Галилее». Президент Рейган делал ставку на сближение с политическим исламом, и такой погром не казался ему своевременным. В результате вспыльчивый Бегин перестал начинать письма словами «Дорогой Рон!», заменив их сухо-официальным «Президенту Соединённых Штатов Рональду Рейгану».

Президентом Ливана был избран Башир Жмайель. Вырисовывалось создание союзного Израилю арабского государства. Однако 14 сентября 1982-го он был убит сирийским терактом. Ответом стала жуткая резня, учинённая правохристианами – ливанскими арабами, а не израильскими евреями! – в палестинских беженских лагерях Сабра и Шатила. Результатом стали серьёзные международные расследования, а скорым отзвуком – вынужденная отставка Бегина и Шарона. Которых обвинили в попустительстве: как они смели не знать?!

Президентом же Ливана стал Амин Жмайель – брат Башира, сын Пьера, но не обладавший их авторитетом и волей. Мирный договор с Израилем, который он заключил в мае 1983 года, не удалось претворить в жизнь. Разве что вернули на службу в ливанскую армию в прежнем звании и с прежними наградами несгибаемого Саада Хаддада (но и это за неделю с небольшим до его ранней смерти). Ливан вступал в новый виток своей гражданской войны. В правохристианское руководство выдвинулись другие бойцы – например, несгибаемый командир фалангистского спецназа Самир Джааджаа.

В общем и целом израильтяне добились своего. Они пришли в Ливан для того, чтобы ООП ушла из Ливана. И это было сделано. На юге Ливана евреями была создана «зона безопасности», контролируемая правохристианской армией Хаддада. После смерти на «мятежного майора» его место занял генерал Антуан Лахад. Создание этой зоны благотворно повлияло на здоровье граждан Израиля: обстрелы израильских городов на какое-то время прекратились.

Но в 2000 году израильский премьер Эхуд Барак, прямо скажем, не очень благодарно поступил с южноливанскими союзниками. Израильские войска просто ушли в порядке «нового мышления». Генерал Лахад попытался своими силами защищать Южный Ливан. От израильтян он просил денег, боеприпасов и помощи с лечением раненых. А Израилем уже правил не Бегин. Без израильской поддержки лахадовцы не могли противостоять  «Хезболле» и сирийцам. Пришлось правохристианской армии уходить из Южного Ливана. Ещё спасибо, миротворец Барак пустил их в северный Израиль…

Любое достижение оборачивается новыми рисками. Перед израильтянами не стояло задачи изгнания из Ливана сирийцев. Местные христиане, конечно, были бы очень рады, если бы соседи помогли им в этом. Но сами евреи не горели желанием делать за фалангистов их работу. Так что сирийские войска никуда не ушли. Только два десятилетия спустя, в 2005-м, против сирийской оккупации поднялась Кедровая революция.

Тем временем уходила в прошлое эпоха светских марксистов-террористов. Теперь вместо ООП христианам противостояли исламисты-шииты, объединившиеся в «Партию Аллаха» («Хезболлу»). Помогали «Хезболле» и иранский аятолла, и Хафез Асад вместе с сыном. Помогали и помогают. И из Ливана её изгнать, кажется, гораздо сложнее, чем некогда ООП.

«Мир Галилее» оставил след даже в популярной культуре. В одной из своих песен британская группа «Пинк Флойд» уравнивает советскую военщину в Афгане, израильскую в Ливане, и британскую с аргентинской на Фолклендах:

Брежнев взял Афганистан,

Бегин взял Бейрут,

Гальтиери взял наш «Юнион Джек»,

А Мэгги как-то раз за обедом

Обеими руками ухватилась за их крейсер,

Очевидно, чтобы заставить его вернуть наш флаг.

Так что Израиль по сути остался без международной поддержки. Никого не напоминает в современности? Может быть. Но есть разница: Израиль знал свою правоту. А такое  осознание — гораздо более сильный мотив, чем наличие мощных покровителей. Вот, пожалуй, главный вывод из всей этой истории.

Михаил Кедрин, специально для «В кризис.ру»

Поделиться