Не пройдут за полгода

Российские суды не склонны менять решений. Система инерционна. Апелляции остаются без всяких последствий четыре раза из пяти. Шансов отмены приговора примерно один на двадцать. Корректировки или дополнительные определения случаются несколько чаще. Так произошло сегодня Санкт-Петербургском горсуде. Владимиру Барсукову и Вячеславу Дрокову срезали по шесть месяцев из почти четверти века. В принципе оставив как было. Ибо «того хотят там, где исполнить властны то, что хотят – и речи прекрати».

Это несколько меньше, чем запрашивало гособвинение. Но эти сроки приплюсованы к прежним приговорам. Обоих последнее десятилетие регулярно судят за «рейдерские захваты», вымогательство, организацию покушения на питерского миллиардера. В результате Барсуков получил в совокупности 24 года заключения, Дроков – 21 год.

Заметим, впрочем, что по 210-й им добавили сравнительно не так много: Барсуков к тому времени уже имел 23 года сроку, Дроков – 19 лет. Дело уже было сделано. Легендарное «тамбовское бизнес-сообщество» Кумарина-Барсукова ликвидировано по спецзаказу властных верхов. Дабы на будущее отбить охоту выходцам из «ширнармасс» конкурировать с «новодворянской» олигархией. (Какими средствами конкуренция велась – вопрос для будущих историков и писателей. Но это было, и именно в этом подлинный смысл репрессий против «ночного губернатора» и его подельника.)

Адвокаты Константин Кузьминых, Сергей Афанасьев, Владимир Чеботарёв направили апелляцию в городской суд. Её написание, надо полагать, особого труда не составило. Процесс о преступном сообществе – «мафия из двух человек» – состоял из сплошных сомнений (каждое из которых вообще-то должно трактоваться в пользу обвиняемых). Обвинительное заключение, санкционированное Генпрокуратурой, не содержало толком ни места преступления, ни времени совершения. Что уж говорить о доказательной базе. Достаточно вспомнить, что свидетели один за другим отказывались от показаний многолетней давности – данных либо под давлением, либо просто под диктовку. Тем не менее, суд посчитал их достоверными. Вопреки самим авторам этих показаний. Это не говоря о ряде отступлений от процессуальных норм, также отмеченных защитой.

Однако городской суд в лице председательствующего судьи Никиты Суворова, судей Ольги Скоскиной и Людмилы Кулаковской в целом подтвердил вердикт нижестоящей инстанции. Решение совпало с позицией гособвинения – оставить приговоры в силе. Тут сенсации нет. При рассмотрениях апелляций, как сказано выше, чаще всего так и происходит. Тем более в делах выраженного общественного звучания. Скорее можно удивиться иному. Городской суд всё же обратил внимание на некоторые формальные недочёты, допущенные судом районным. В приговоры внесены изменения. Срок заключения Барсукову сокращён до 23 лет 6 месяцев, Дрокову – до 20 лет 6 месяцев. По полгода обоим скостили. Напомнив, что суровость следует ритуально сочетать с видимостью справедливости. Хотя бы полугодового масштаба.

В настоящее время Владимир Барсуков и Вячеслав Дроков находятся в петербургском СИЗО-1. Проще, говоря, в «Крестах». Барсуков – инвалид первой группы, без правой руки и с рядом серьёзных заболеваний – в тюремной больнице. Дроков – на спецблоке. Эпопея ведь ещё не окончена.

Четвертьвековой срок, отмеренный Кумарину-Барсукову, считается недостаточным. Хотя повышать уже вроде и некуда, упёрлось в потолок. По серьёзнейшему обвинению, как видим, из двенадцати лет добавки натянули лишь шесть месяцев. Однако впереди ещё два процесса. Убийства «тамбовских активистов» (и личных друзей Барсукова) Георгия Позднякова и Яна Гуревского. 19 лет назад. Убийство Галины Старовойтовой. В ноябре будет 21 год назад.

Первая тема формально укладывается в русло «как бы уголовных» преследований, развёрнутых против Барсукова с его коллективом в августе 2007 года. Но что касается второй, тут доказывать политический характер уже и не приходится. Обвинение не содержит ни мотива, ни смысла, ни фактологической последовательности, отсылает к некому неустановленному лицу, которому Барсуков из чистого альтруизма решил помочь в утолении «острого неприятия вплоть до ненависти»… Но само имя погибшей задаёт необходимую тональность политического террора. Дабы уж припечатать по максимуму, раз и навсегда.

Практически единственная основа – полученные по досудебному соглашению показания Михаила Глущенко. Уже отбывающего срок за вымогательство и за организацию этого же убийства. В своё время видного члена ЛДПР. Которая ещё в девяностых отличалась удивительной для российской партии дисциплиной. И на всех уровнях, от самого низового до самого лидерского, конфликтовала с Галиной Васильевной. Это если уж идти по политическому следу…

Но это ещё не завтра. Хотя, вероятно, в нынешнем году. Похоже, будут и ещё апелляции. По известному принципу терпения и труда.

Владислав Турков, специально для «В кризис.ру»

Поделиться