Мир сохраняет живой интерес к России и её экономическим перспективам. Да и российские власти, при всём накале антизападнической пропаганды, вовсе не прерывают деловых сношений. На днях прошли своим чередом ежегодные консультации правительства РФ с полномочными представителями МВФ. Российская сторона заслушала не самые радостные прогнозы мировых кредиторов. И фактически промолчала в ответ.

62043Финансисты и эксперты МВФ не учитывают в своей работе идейно-политические аспекты. Майдан сам по себе им столь же безразличен, что и «Антимайдан». К «Правому сектору» они относятся так же, как к ДНР, то есть никак. Денежные мешки могут, конечно, иметь мировоззрение и политические взгляды – кстати, весьма контрреволюционные. Но в деловой практике всё это остаётся далеко на заднем плане. Политическая сторона воспринимается как погодные условия, не более того. Экспертные оценки МВФ сугубо техничны. И могут считаться даже объективными.

Отчёт МВФ констатирует «медленный ход структурных реформ, вялые инвестиции и неблагоприятную демографическую динамику». Главный вывод, представленный экспертами МВФ российскому правительству таков: «Продолжительное сохранение санкций может привести к кумулятивным потерям в объёме производства в среднесрочной перспективе до 9% ВВП.  Уменьшение накопления капитала и передачи технологий ведет к ослаблению уже и без того снижающегося роста производительности». Это на ближайшее будущее.

Снижение валовых экономических показателей России, по мнению МВФ, составит в 2015 году 3,4%. Это, кстати, улучшение прогноза: несколько месяцев назад говорилось про 3,8%. На будущий год ожидается минимальный отскок вверх – на 0,2%. Этот слабенький оптимизм внушён прежде всего усилением конкурентоспособности российских товаров в результате падения курса рубля. Не надо забывать, что это влечёт не только отрицательные последствия. Если говорить о среднесрочном периоде, вердикт сформулирован умеренно: «слабый рост». Процента на полтора.

Но это при том, что МВФ не имеет представления о дальнейшем ходе конфронтации. «Геополитическая неопределённость» – главный фактор прогностического риска. Если она ослабнет, потери, вероятно, снизятся. Но пока что вероятнее выглядит обратный вариант. Антиукраинская политика вряд ли существенно изменится. Разве что сработает фактор классовой близости Кремля с администрацией Петра Порошенко – перед лицом общего врага в лице радикального добровольческого движения и усиления внутренних социально-политических конфликтов в ДНР/ЛНР. Но и при таком развитии неминуем рост непроизводительных «силовых» госрасходов, сохранение западных санкций и российских антисанкций (трудно сказать, что напрягает экономику России сильнее).

1990c5b36e35057635e44f7e289b2c4cОтмечает МВФ и другие факторы экономического негатива. Главный из них – гипертрофированное администрирование. Пока столпами российского хозяйства остаются монопольные госкомпании, обслуживаемые бюджетом, глубокий застой – лучшее, на что можно рассчитывать. Самые банальные рекомендации – например, «стимулировать конкуренцию» – в таких условиях однозначно невыполнимы. Предложения защитить права собственности, создать для предпринимателя хоть какие-то резоны к развитию производства тоже бессмысленны на реальном политическом фоне. Обсуждаемы разве что фискальные схемы. Бюджетное правило формулировалось из расчёта на дорогую нефть, которая на глазах уходит в историю. Финансовую политику впредь предстоит строить с учётом падения цен на энергоносители.

Отдельно рассмотрели эксперты будущее российской инфляции. Центробанк запланировал 7% к середине предстоящего года. МВФ настроен пессимистичнее: уже к концу нынешнего там ожидают 12%. Хотя в принципе международные инвесторы одобряют нынешнюю политику ЦБ РФ. Кроме снижения ключевой ставки трудно что-то придумать. Правда, темпы этого снижения рекомендуется выдерживать в «благоразумных» пределах. Рекомендована также сдержанность в социальной политике, особенно в индексации пенсий – иначе бюджет не удастся сбалансировать, рубль пойдёт в разнос.

Получается, как оно ни парадоксально, кредиторы смотрят в российское экономическое будущее увереннее, чем профильные ведомства РФ. Впрочем, российское министерство финансов реагирует оперативно – ставится вопрос о повышении кредитных рейтингов. Которыми определяется положение страны на мировых финансовых рынках. Включая шансы на серьёзные инвестиции.

7981669В начале года главное рейтинговое агентство Standard&Poor’s статус РФ до разряда BB+/В. Эта абракадабра означает «неинвестиционный (спекулятивный) уровень». Затем агентство Moody’s уточнило рейтинг государственных облигаций РФ – уровень Ba1, что означает то же самое, да ещё с негативным прогнозом. Заместитель главы Минфина Сергей Сторчак, не сдержавшись, назвал это «хулиганством». Но чего было ждать? При такой-то геополитической неопределённости?

«Если после того, как МВФ позитивно оценил принятые правительством меры, рейтинговые агентства будут говорить, что всё неправильно, у меня будут возникать вопросы, всё ли у них в порядке с независимостью, всё ли они делают правильно», – так говорил Сторчак ещё в мае. Но этот энтузиазм аналитики полагают наигранным. Хотя бы потому, что с весны 2014-го утрачена пятая часть золотовалютных резервов. К тому же, рейтинговые агентства вообще не делают выводов на основе прогнозов. Они ориентируются на текущую ситуацию. Которую тот же МВФ блестящей не считает.

Рупором «финансовой технократии» выступает Председатель правления Сбербанка Герман Греф. Он вообще говорит о необходимости не только экономических реформ, но аж – «реформы власти». Правда, не детализируя, что имеется в виду. В деталях, как известно, имеет обыкновения крыться дьявол…

Виктор Фролинский, специально для «В кризис.ру»

У партнёров