Пакет китайского торга

рн1Российская нефть настолько упала в цене, что «Роснефть» приходится распродавать. Намерение поучаствовать в приватизации российской нефтяной госкомпании изъявила госкомпания китайская. Первый вице-президент Национальной нефтегазовой корпорации КНР (CNPC) Ван Чжунцай прямо сказал об этом на московском Нефтегазовом форуме.

Китай не считается «энергетической державой». Однако оборот CNPC примерно на 10% превосходит соответствующий показатель «Роснефти». Правда, китайская компания и существует на пять лет дольше. Возникли обе структуры сходным образом: консолидацией активов расформированных отраслевых министерств КНР и СССР. В Китае 1988 года это было целенаправленным решением партийно-государственного руководства – коммерциализацией нефтегазового кластера в порядке комплексных рыночных реформ. В России 1993-го подхватывалось наследие исчезнувшего государства.

CNPC – корпорация мощная, но её роль в экономике и властной системе не столь велика, что у «Роснефти». Характерно, однако, что в обеих странах руководители государственной нефтянки считаются оплотом консервативных, централистско-монополистических тенденций. Китайским аналогом Игоря Сечина был гендиректор и президент CNPC Цзян Цземинь (не путать с ьывшим генеральным секретарём ЦК КПК Цзян Цзэминем) – весьма влиятельная фигура в окружении бывшего генсека Ху Цзиньтао. Под его руководством компания целенаправленно монополизировала нефтегазовый сектор, игнорировала интересы мелких инвесторов, активно продвигала внешнюю энергетическую экспансию. Цзян Цземинь причислялся к группировке государственников-неомаоистов, лидером которой был шеф карательного аппарата КПК Чжоу Юнкан. Правда, кое в чём Цзян Цземинь заметно отличался от Сечина: он не был новичком в отрасли. В нефтянке прошла значительная часть его карьеры, прежде чем он возглавил CNPC.

рн2В 2012 году консерватора Ху Цзиньтао сменил реформистски настроенный генсек Си Цзиньпин. Вскоре последовало оттеснение китайских «духовных скрепителей», разгром «Новой банды четырёх», арест Чжоу Юнкана. Перемены не обошли стороной и «нефтяную группу» Цзян Цземиня. По нескольким коррупционным эпизодам он получил в общей сложности 16 лет тюрьмы.

Новый глава CNPC Ван Илинь более соответствует духу времени, лоялен нынешнему генсеку и не претендует на самостоятельную политическую роль. Задачи же госкомпании в принципе прежние – контроль и развитие нефтегазового сектора, а также внешнее расширение. В том числе на российском направлении. Где CNPC уже добилась немалых успехов, получая энергоресурсы на своих условиях, при весьма произвольных объёмах и формах оплаты.

Теперь эти успехи могут выйти на качественно новый уровень. Ван Чжунцай даже демонстрирует разборчивость в планировании покупок российских нефтяных активов. По его словам, «Башнефть», например, китайцев не интересует. «Роснефть» – иное дело. Тут они подумают. Пока интересующий пакет не назван. Решиться это будет на уровне Си Цзиньпина и Путина.

Запланированная очередная «волна приватизации» включает активы нефтяных госкомпаний «Роснефть» и «Башнефть», госбанка ВТБ, алмазодобывающей «Алросы» и структуры морских перевозок «Совкомфлот». Самый дорогой пакет относится к «Роснефти», где собственником выступает государственный холдинг «Роснефтегаз». На продажу в текущем году выставляется 19,5%. Правительство рассчитывает получить за пакет минимум $7,5 млрд.

рн4Ситуация – как и во всём в нынешней России – осложняется политическим фактором. Положение Игоря Сечина на олимпе РФ таково, что он не мог избежать попадания под персональные санкции, введённые весной позапрошлого года, на крымско-донбасском фоне. Против «Роснефти» введены санкции пожёстче – секторальные. Американские компании не могут иметь совместных проектов с «Роснефтью» и вступать в деловые контакты с Сечиным. Запрещено и размещение ценных бумаг «Роснефти» на американских и европейских рынках. Сам Сечин вынужден был признать тяжёлые последствия санкций, «сделавших практически невозможным привлечение финансовых ресурсов на международных рынках».

При этом 19,75% акций «Роснефти» принадлежат британской BP. Эта доля может быть расширена до блокирующего пакета. Сечин уже обращался к правительству РФ с предложением так или иначе исключить договорённости мелких акционеров с британцами. «Контрсанкций» здесь не получится – у «Роснефти» в капитале BP только 5%. Реликты времён до покоренья Крыма.

По данным некоторых аналитиков, Сечин вообще предпочёл бы обойтись без рыночной продажи пакета. Будущих совладельцев хотелось бы заранее знать в лицо. И лицо хотелось бы видеть узнаваемое и понятное. Лучше всего подошли бы Мугабе или душ Сантуш. Но ни в Зимбабве, ни даже в Анголе нет таких денег. А продавать китайцам почти пятую часть активов опасно. Слишком мощный и целеустремлённый появится акционер. Чтобы распутаться в грядущих сложностях, пришлось обратиться за юридическими консультациями к американской фирме White&Case, которая уже представляет РФ в процессе по «делу ЮКОСа».

Между тем, правительственная директива о подготовке к приватизации пакета «Роснефти» подписана первым вице-премьером Игорем Шуваловым в минувшем феврале. Обсуждались три варианта. Первый – публичный рынок плюс стратегический инвестор – отклонён сразу: слишком дёшево придётся уступать. Второй – конвертированные облигации – не подошёл «Роснефти»: без того большие долги. Остался стратегический инвестор, что позволит получить средства в бюджет с премией за контроль. Получается, снова Китай. Если CNPC согласится и так, как согласится.

Анатолий Кружевицын, «В кризис.ру»

Поделиться