Первомай не #надоел

Месяц с небольшим назад Северная столица демонстрировала сильные протестные показатели. 26 марта на улицы вышли тысяч десять петербуржцев. Сейчас, в «первомайском цикле» протестов, цифры куда скромнее. Но это не питерский феномен: «ходорковская» акция «Надоел» по всей России оказалась гораздо слабее антикоррупционных выступлений под лозунгами Алексея Навального. Что до Первомая как такового, то петербургская оппозиция снова попыталась взять не числом, а умением.

Утро 29 апреля петербургские правоохранительные органы встретили масштабными мерами безопасности. Пресекать несанкционированную акцию, известную под хэштегом #надоел, вознамерились всерьёз. Ощущалось категорическое нежелание властей допустить повторение 26 марта – когда, по отзывам компетентных наблюдателей, «улица перешла во власть толпы».

Но главное состояло в другом: толпы не было. Замысел «Открытой России» заключался в том, чтобы подать полномочным представителям президента в регионах РФ своеобразные петиции. Владимиру Путину предлагается отказаться от баллотировки на очередной срок. В общем и целом идея Михаила Ходорковского и его соратников сводилась к этому. И содержала противоречие в определении: просить сильного главу государства уйти – бессмысленно, просить о том же слабого – просто незачем. Само отношение к режиму как бы размывалось и делалось парадоксальным – почтительная просьба сменить самого себя… В общем, большого энтузиазма не проявилось. Не та постановка вопроса.

Характерно, что более радикальные оппозиционеры дистанцировались от «Открытой России». Скажем, сопредседатель петербургской «Солидарности» Евгений Бестужев высказался в том плане, что нести надо не челобитную, а повестку в Гаагский суд.

Как бы то ни было, участники петербургской акции в количестве нескольких сотен должны были собраться к двум часам дня у станции метро «Горьковская». Оттуда проследовать к представительству президента на Петровской набережной. Где и вручить петицию представителям уполномоченных инстанций. Власти же упреждающе стянули к «Горьковской» такие силы, каких с лихвой хватило бы на нейтрализацию бирюлёвских погромов. Корреспонденту «В кризис.ру» удалось насчитать полтора десятка только ОМОНовских машин плюс ещё несколько автобусов – для передвижения полиции и для перевозки будущих задержанных. Количество легковых автомобилей, внедорожников и микроавтобусов, принадлежащих силовым структурам, подсчитать не удалось.

Наряду с силами МВД, в ситуацию вмешался ещё один серьёзный  игрок – петербургская погода. Моросящий дождь то усиливался, то слабел, то переходил в мокрый снег. В итоге к назначенному времени у «Горьковской» собралось максимум человек триста. В том числе представителей СМИ. В ожидании старта будущие демонстранты, полицейские и журналисты, расселись в близлежащем кафе, не без дружелюбия поглядывая друг на друга. Стихия сплачивала против себя. Но – не дольше, чем до приказа.

В без пяти два грянули полицейские мегафоны. Зазвучали обычные «мантры» о грядущем нарушении федерального закона N 54 и о возможных последствиях этого деяния. Особое внимание в полицейских речах было отведено представителям СМИ, которые «не должны мешать работе правоохранительных органов» – а то будут задержаны сами. Звук одного мегафона накладывался на звук другого, и в результате мало что можно было внятно понять. Будущие участники шествия стояли под дождём, стараясь укрыться под козырьком метро. Откуда их просили уйти, дабы не мешать выходу пассажиров. Подписные листы – бланки обращения к президенту с просьбой не баллотироваться – быстро намокали.

Особой активности в заполнении этих бумаг замечено не было. Зато удалось увидеть молодого человека с лицом, окрашенным под зелёнку.  В 14.10  желающие вручить петицию сделали попытку двинуться в сторону Троицкого моста. Их тут же оцепило кольцо ОМОНа. Начались задержания. Первого молодого человека полицейские повалили на мокрую землю. В других случаях действовали более мягко. Однако некоторые наблюдатели сообщают, что задержанных граждан буквально заносили в автобусы. Один из них нёс прозрачную коробку с обращениями к Путину… Надо заметить: настрой демонстрантов был далеко не столь боевит, как 26 марта.

Среди препровождённых в автозаки – а таковых оказалось в общей сложности свыше сотни – встречались и журналисты, и даже сотрудник аппарата уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге. Последний обычно наблюдает за соблюдением  законности на подобных мероприятиях. Его взяли, не взглянув на предъявленное удостоверение. До половины третьего всё было практически закончено. Активисты усажены по автозакам, журналисты мокли дальше, обмениваясь впечатлениями, омоновцы стояли без дела. (Автору этих строк довелось услышать переговоры по рации: полиция ожидала, того что отдельные активисты могут  просочиться к особняку представителя президента, и готовилась  задержать  их там.)  И только полицейский мегафон воспроизводил записанное на бумажке требование «прекратить неразрешённое  публичное мероприятие» – которое по факту уже закончилось, если считать, что оно начиналось.

Такова была суббота. Воскресенье тоже прошло не зря: «Новая оппозиция» провела еженедельную прогулку, которая на этот раз обошлась без задержаний. Организатор этой акции Александр Расторгуев по-прежнему ждёт суда за события 16 апреля. По его словам, к теме подключился Центр «Э» – попросту говоря, политическая полиция. Но 30 апреля именно он на прогулке отсутствовал. Может быть, поэтому обошлось без проблем.

Так наступило 1 мая. Официальные мероприятия, проводимые администрацией и структурами ФНПР, были, конечно, вполне массовыми – оглашалась цифра 100 тысяч, для отчёта вполне звучит. Оппозиционеры таким валом похвастаться не могут, да и не очень за отчётностью гонятся.

Первомайская оппозиционные демонстрации прошли на удивление мирно. Задержания отмечались, но были единичны. Полиция приняла меры для контроля – радикальные активисты держались в конце, строго отделяясь от лоялистских колонн. Но тут «Солидарность» проявила креатив: по предложению сопредседателя Константина Ершова колонна двинулась следом за Объединением перевозчиков Россиибастующими дальнобойщиками. Произошло конкретно-символическое соединение социально-экономического протеста с политическим.

Сопредседатель Бестужев вышел впереди колонны «Солидарности» с флагом Евросоюза. Тем временем подтянулся депутат Госдумы Виталий Милонов, о котором в Петербурге стали непозволительным образом забывать. Размахивая рыжей бородой, он делал прыжки в направлении украинских флагов, особенно при речёвках «Слава Украине!» Именно Милонов создавал проблемы для полиции, сотрудникам которой приходилось периодически оттаскивать депутата от демонстрантов. Тем временем с тротуаров Невского временами долетало «Героям слава!»

Владимир Надеждин, специально для «В кризис.ру»

Поделиться