Опубликованы экспертные исследования двух авторитетных структур – банка HSBS и Института экономической политики имени Егора Гайдара. Лето 2014 года отмечено в России заметным промышленным подъёмом. Наибольший рост продемонстрировали пищевой, машиностроительный и металлургический кластеры. Динамика объясняется «девальвационным эффектом», расширением внутреннего спроса в результате «войны санкций», замещением свёрнутых поставок промышленного оборудования из Украины.

Отрасли, работающие преимущественно на внутреннее потребление, на данном этапе экономически выигрывают от внешнеполитической конфронтации, военного конфликта и международных санкций

vcakdinaВ августе выпуск продукции замедлился, но показатели остаются плюсовыми. Динамика внутреннего спроса компенсирует даже потери от сокращения экспорта. Отрасли, работающие преимущественно на внутреннее потребление, на данном этапе экономически выигрывают от внешнеполитической конфронтации, военного конфликта и международных санкций, наложенных на РФ. Это признаётся аналитическими структурами, по определению не разделяющими государственной идеологии Кремля и не поддерживающими его политику. Иное дело, насколько устойчивой окажется эта тенденция.

Парадоксальным образом Украинская революция (и реакция Кремля) стимулировала промышленное развитие России. Спад и застой прошлого года сменились постепенным продвижением вверх. Начинался «промышленный год» ещё в минусе. В феврале (кульминация Майдана, свержение Януковича) производство вышло на минимальный – около 0,4%, однако уже плюс. К середине весны (аннексия Крыма и начало острой фазы конфликта в Донбассе) показатель снова качнулся книзу, но удержался выше нуля. В начале лета (активизация украинской АТО после избрания президента Порошенко) отмечалось дальнейшее падение, но за август (всё более открытое подключение в боям государственных силовых структур РФ) кривая вновь двинулась вверх.

Динамика сильно различается по отраслям. Сырьедобыча поднималась в первом квартале и несколько снизилась весной-летом. Производство электроэнергии показывало наибольшие зигзаги: падение в январе-марте, резкий скачок в апреле, снова спад в мае-июне, стабилизация в июле-августе. Обрабатывающая же промышленность, являющаяся предметом особо пристального рассмотрения, развивалось следующим образом: резкий подъём в январе-феврале (от -2,8% до +1,7%), снижение в марте, снова рост в апреле (уже не такой впечатляющий, но очевидный), заметное падение в начале лета (-1,1%), выход на положительную динамику (+0,3%) на данный момент.

vvpatolkyАналитики Института Гайдара словно удивлены: «Вопреки общеэкономической ситуации и прогнозам экспертов промышленность пока сохраняет положительную динамику. Прогнозы предприятий показывают желание и в дальнейшем поддерживать затухающий рост ВВП». Снова вспоминается властный конфликт осени 2011 года – отставка Алексея Кудрина, протестовавшего против 20-триллионной программы перевооружения. Звёздный час ВПК РФ, кажется, пробил, с соответствующими перспективами вложений.

Повышает настроение производственников и такой специфический фактор, как… ослабление рубля, укрепляющее их позиции в конкуренции с импортом. В совершенно иных условиях отчасти повторяется «девальвационный эффект» 1998 года. Дефолт и обвал рубля тогда не только сильно помог сырьевым экспортёрам, но и гальванизировал обрабатывающие кластеры, освободив рыночные ниши от импортной продукции. Теперь конъюнктурный эффект от импортозамещения может растянуться до середины будущего года, поскольку углублён санкциями и контрсанкциями.

Принудительное импортозамещение – если оно мотивировано политически – дело крайне затратное и сопряжённое с плановым ограничением потребления

Но последний фактор – политический, и потому способен обернуться весьма коварной стороной. Уже сейчас большинство экспертов считают, что позитивы вынужденного импортозамещения будут непродолжительными и в конечном счёте сыграют для российской экономики отрицательную роль. Кратковременные всплески не компенсируют потерь от прекращения импорта высокотехнологичной продукции. От этого консервируется застой производственных технологий. Наконец, то же ослабление рубля не только стимулирует производителей, но и разгоняет инфляцию, провоцирует рост цен на внутреннем рынке. Принудительное импортозамещение – если оно мотивировано политически, как в нашем случае – дело крайне затратное и сопряжённое с плановым ограничением потребления. Рост цен по всей цепочке сожмёт потребительский спрос даже при расширении производства.

Эти тенденции сезонным колебаниями не подвержены и грозят долговременными разрушительными последствиями. Пока они сдерживаются в основном административными мерами правительства. Но эти «линии обороны» в обозримом будущем будут взломаны инфляционной динамикой. Подавить которую можно либо отказом от обозначенных государственно-политических приоритетов, либо переводом экономики в мобилизационный режим. Ни к тому, ни к другому готовности не видно.

 Виктор Тришеров, специально для «В кризис.ру»

 

У партнёров