Новым президентом Польши избран Анджей Дуда. Это не просто смена либерала на консерватора в Бельведерском дворце. Изменение гораздо глубже. Четверть века во главе Третьей Речи Посполитой стояли люди XX столетия. Ярузельский сажал Валенсу, Валенса свергал Ярузельского, Квасьневский был коммунистическим функционером, Качиньские – антикоммунистическими подпольщиками. Но все они оставались родом из ПНР и в этом смысле понимали друг друга. Теперь эта цепь прервана, надо думать, навсегда. Главой Польского государства впервые стал человек, совершеннолетие которого наступило уже в современной Польше.

Дуда похож на избирателей Коморовского

dydapriz1Но тут же возникает типичный для Польши политический парадокс. 43-летний президент победил голосами старшего поколения. Вероятно, это и стало решающим фактором, закрепившим за Дудой во втором туре успех, достигнутый в первом.

Перед голосованием 10 мая большинство прогнозов было в пользу действующего главы государства Бронислава Коморовского. Предсказатели сильно ошиблись – уже тогда вперёд вышел оппозиционный кандидат Анджей Дуда. 24 мая мало кто решался делать однозначную ставку, но ожидалось, что разрыв в любом случае будет минимальным. Снова не так: Дуда заметно оторвался, набрав почти 52% (кстати, явка для Польши немалая – более 55%, значительно выше, чем в первом туре). Кто же создал этот перевес?

Наиболее компетентные эксперты отмечали: электорат Дуды отмобилизован лучше. Президент Коморовский представляет либеральную – хотя очень праволиберальную партию (в Западной Европе она считалась бы скорее консервативной). Гражданская платформа опирается на бизнесменов, работников частных фирм и госучреждений, молодёжь, светские круги. Эти граждане не обязательно откликаются на призывы вождей. Кстати, опять парадокс: Анджей Дуда, успешный юрист и госслужащий, по всем признакам принадлежит к этой социально-политической категории. Недаром полтора десятилетия назад он состоял в либеральном Союзе свободы – вместе с Брониславом Коморовским.

dydapriz3Другое дело – избиратели правоконсервативной партии «Право и справедливость», которая выдвинула Дуду. Промышленные рабочие с их традициями организованности, крестьяне, ориентированные на мнение ксендзов, члены профсоюза «Солидарность», католические активисты, наконец, просто люди старшего поколения, привыкшие к дисциплине – такие избирательным правом не манкируют, выборов не пропускают и голосуют целеустремлённо. Это различие электоратов и сказалось вчера в Польше.

За что голосовали избиратели Бронислава Коморовского? За европейскую Польшу, правовое общество, подъём рыночной экономики. Что противопоставляли им избиратели Дуды? Национальные приоритеты, католические ценности, традиции «Солидарности».

Последнее особенно важно – «Право и справедливость» позиционируется как партия, продолжающая дело великого профсоюза. Символично, что нынешний председатель «Солидарности» носит ту же фамилию, что новый президент.

 Для Ярослава Качиньского снова наступает «теперь»

Не менее символично, что Пётр Дуда, хотя и старше Анджея Дуды на десять лет, в изначальной «Солидарности» 1980 года не состоял. Оба Дуды верны этой традиции, но сквозь свою жизнь её не пропустили. Просто потому, что не успели по возрасту. Зато Коморовский, против которого они мобилизовали нынешнюю «Солидарность», в старой «Солидарности» состоял. А в 1981-м, как активный оппозиционер, был интернирован военно-коммунистическими властями.

Важную роль в успехе Анджея Дуды сыграли популистские установки – больше социальных расходов, меньше приватизации, больше государственного внимания национальному историческому величию и польско-католическим духовным традициям, больше прямого народовластия через референдумы, меньше кабинетных решений. «Президент Польши должен служить народу, – объявил Дуда, узнав о своей победе. – Двери президентского дворца будут всегда открыты».

Всё это привлекло многих избирателей, недовольных чрезмерной «брюсселизацией» польской политики. Европеизация, продвинутая в «коморовскую пятилетку», своими пресными регламентами непривычна для такой страны. Здесь в обычае бурная горячность, знаменитый «польский характер».

dydapriz4Этот фактор, эмоциональную сторону популизма, тоже удалось использовать в интересах «Права и справедливости». Невдалеке от Дуды явно стоит многоопытный сильный политик. Ярослав Качиньский, экс-премьер, брат покойного президента. Ветеран «Солидарности». Лидер «Права и справедливости» и всей правой национально-католической Польши. Автор слогана и политического принципа TKM – Teraz, kurwa, my! – не нуждающегося в русском переводе. Да его и невозможно перевести дословно без подрыва морально-речевых нормативов. Ограничимся передачей смысла: «Теперь, …, мы!» Теперь это «теперь», похоже, наступило вновь. Первый раз пришёлся на середину 2000-х, когда политический режим президента Леха и премьера Ярослава сравнивали с путинским.

Поляки выбирают между вариантами «Солидарности»

Итак, большинство поляков откликнулось на обращение Анджея Дуды к архетипам «Солидарности». Но было бы большой ошибкой считать, будто Бронислав Коморовский обращался к чему-то другому. Ведь «Солидарность» – это не только Качиньский и его сторонники. Как уже сказано, сам Коморовский был активистом этого движения, а начинал ещё раньше, в диссидентском подполье. Среди членов Гражданской платформы не только второй председатель «Солидарности» Мариан Кшаклевский, прямой преемник Валенсы. В той же партии – такие легенды профсоюзной борьбы, как Богдан Борусевич и Ян Рулевский.

Борусевич – маршал (председатель) сената – первые три года тюрьмы получил в 19 лет, за расклейку антиправительственных листовок. Состоял в Комитете защиты рабочих, потом в активе «Солидарности». Несколько лет скрывался при военном режиме, организовывал подпольные профструктуры. Филолог-гуманитарий всегда был в доску своим среди бастующих гданьских судостроителей.

dydapriz5Сенатор Рулевский в первой «Солидарности» возглавлял Быдгощский региональный профцентр. Призывал рабочим молотом крушить тоталитарный коммунизм. 19 марта 1981 года дрался с милицией прямо в здании Быдгощского горсовета. Кончилось это грандиозной забастовкой 27 марта 1981-го, одной из крупнейших в истории, с 13 миллионами участников. Польская «безпека» и советская «гэбуха» рассматривали Рулевского как одного из самых опасных «фундаменталистов «Солидарности» (наряду с ныне покойным Марианом Юрчиком, председателем Щецинского профцентра). И если такой политик всемерно помогал Коморовскому в предвыборной кампании – значит, либералы наследуют легендарному профсоюзу никак не менее консерваторов.

Вот что по-настоящему важно. И Гражданская платформа, и «Право и справедливость» в равной мере происходят от «Солидарности». Польша выбирает между двумя течениями одного движения. Это – главный урок нынешней избирательной кампании. Равно как и нескольких предыдущих.  В общем, премьер-министр Эва Копач, член партии Коморовского, уже пообещала сотрудничать с новым главой государства. А председатель Евросовета Дональд Туск, играющий в либеральной партии роль, сходную с Качиньским в консервативной, пожелал Дуде ещё лучшего президентства, нежели у предшественника.

В день выборов отмечался юбилей Битвы при Лясе Стоцком

Сейчас движения разделилось на конфликтующие структуры. Но опять-таки: тот же Ян Рулевский, активист Гражданской платформы, известен выраженными социальными приоритетами своей политики. Он поддерживает забастовщиков, выступает за выравнивание доходов, требует повышения налогов для государственной поддержки польских семей, при этом возражает против государственного вмешательства в семейные отношения. Это даже близко к позициям «Права и справедливости». В чём же различие? Видимо, в неприятии Гражданской платформой авторитарных тенденций и идеологического давления?

dydapriz2А вот во внешней политике различия почти не просматриваются. Раньше они были заметны: для консерваторов главное – подчёркивание польских особенностей, для либералов – солидарность Польши с Европой. Но события последних полутора лет сгладили эти противоречия. Польша всегда особенно остро реагировала на признаки экспансии с востока. «Нам должны быть предоставлены дополнительные гарантии безопасности в виде военных баз НАТО, размещённых в нашей стране», – это слова консерватора-националиста Анджея Дуды. При том, что активно вмешиваться в украинский конфликт, посылать польских миротворцев на Донбасс он не горит желанием.

И последний символ только что прошедших выборов. Наверное, главный 24 мая 2015-го – это 70-я годовщина знаменитой Битвы при Лясе Стоцком. В том боя партизаны-антикоммунисты из отряда Мариана Бернацяка разгромили карательную экспедицию министерства безопасности. Отношение к этому событию едино по всей Польше. А именно установить национальное единство призывает победитель выборов, пришедшихся на юбилей.

Никита Требейко, «В кризис.ру»

Анализ

в Мире

Общество

У партнёров