Всё-таки бывают люди-символы. Прорезающие насквозь эпохи. Тип генерала Золотова – «ударник коммунистического труда, потом бизнесом занимался». Многие происходят из Северной столицы. Немеркнущие примеры исторической преемственности. Райком-горком-бизнес-держава-духовные скрепы-тюрьма. Сайт Пушкинского райсуда анонсирует через неделю рассмотрение дела о растрате. Обвиняемый – Виктор Ефимов. Давний и видный деятель петербургской политики и экономики.

Виктор Ефимов пришёл в политику как кадр Перестройки

Дело поступило в суд 19 июля нынешнего года. Статья 160 УК РФ: «Присвоение или растрата». Часть 4: «Организованной группой либо в особо крупном размере». По такому обвинению грозит срок до десяти лет и штраф до миллиона рублей. По этой статье Виктору Ефимову инкриминируется хищение почти тридцати миллионов рублей.

15 ноября 2018-го бывшего ректора Санкт-Петербургского государственного аграрного университета задержали оперативники Управления ФСБ. Того ведомства, которое профессор Ефимов призывал взять бразды правленья миром. В который раз вспоминается басня Ивана Андреевича Крылова: «Спасибо, милый кум. Наставил ты меня на ум». И мудрое предупреждение Евгения Львовича Шварца: «Не приближайся к дворцам».

Виктору Алексеевичу Ефимову 71 год (день рождения в нынешнем году он отметил в СИЗО). По образованию – физик, экономист и политик. Последнюю четверть века провёл в предпринимательстве, менеджменте и ректорстве. Управлял известными предприятиями агробизнеса и пищепрома. Наибольшую известность приобрёл в качестве гендиректора 1-й Петербургской макаронной фабрики. Занимался и инвестициями в трёх питерских банках продовольственного и земельного профиля.

Но это – в России и Петербурге. Начинал же Виктор Ефимов в СССР и Ленинграде. Тоже далеко не на последних ролях. Политическое образование научному сотруднику «Менделеевки» дала Высшая партшкола КПСС в год начала Перестройки. «Нужны новые кадры, способные работать по-новому», – возглашал тогда Михаил Горбачёв. В этом призыве к ускорению и обновлению Ефимов и вступил в ряды правящего сословия СССР – партийной номенклатуры.

Немногие в партаппарате решались выражать свои взгляды без отмашки

В 1986-м Виктор Ефимов утвердился в должности первого секретаря Ленинского райкома КПСС. По тогдашним понятиям это значило: хозяин района. В гораздо большей степени, чем нынешний глава администрации. Промышленный район, транспортный узел был на особом «витринном» положении уже по одному своему названию. (Как рассказывал впоследствии Дмитрий Филиппов – секретарь Смольнинского райкома, потом Ленинградского обкома, потом один из основателей знаменитой ПТК – кадровая политика проводилась примерно следующим образом: «Вижу, человек толковый – значит, в промышленно-транспортный отдел, заведовать хозяйством района. Если нормальный – в организационный. Всех остальных – в идеологический».)

Виктор Ефимов демонстрировал боевитый стиль руководства. В марте 1988 года Ленинский райком стал одним из двух в Ленинграде (вторым оказался Выборгский, под командованием Ивана Фролова), официально поддержавший просталинское «письмо Нины Андреевой». В этом действительно было что-то от «работы по-новому». Партаппарат, конечно аплодировал «манифесту антиперестроечных сил», надеясь, что игры в перестройку-гласность наконец-то кончены. Но чтоб публично об этом заявить, не дождавшись конкретной отмашки из ЦК – на это мало кто был способен. Виктор Ефимов решился. И очень сильно просчитался: сталинисты подверглись показательной выволочке аж в центральной «Правде». С того-то момента лавина и пошла необратимым ходом, сметая КПСС. Опять-таки, немногие это поняли. Но среди тех немногих был и Виктор Ефимов.

Своё номенклатурное положение, причастность к партийной власти, он, по-видимому, очень ценил. И старался защищать всеми доступными средствами. Кроме того, он явно имел реальные идеи и взгляды. Пронесённые через десятилетия. В те времена такая идеология называлась сталинизмом. Сейчас – духовными скрепами, имперским евразийством, православодержавием, русмиром, антимайданом, арийским кодом, толпо-элитаризмом, путинизмом, внутренним предикторством и т.д. и т.п. Плюрализм, короче. Не при коммунистах живём.

Ефимов пытался выступать партийным тараном, но всегда проигрывал

На выборах 26 марта 1989 года Ленинградский обком КПСС был повержен в полный нокаут. 7 апреля обком собрался на пленум. То, что там звучало, впечатляет по сей день. Хотя чего уж за тридцать лет не наслушались. И самой яркой была речь первого секретаря Ленинского райкома. Виктор Ефимов отчаянно пытался встряхнуть товарищей от шока и паралича, раскрыть им глаза на близящийся крах. Смело, не взирая на лица. «Антисоциалистические силы добились всех своих целей!» Пора ввести в действие колоссальную мощь КПСС, покончить, задавить, пока не поздно. Время уходит! Мы здесь власть, или уже нет?! Но первый секретарь обкома Юрий Соловьёв не был настроен на резкость.

Из всего секретарского класса Виктор Ефимов был единственным, кто приходил на митинг демократической оппозиции. Без ОМОНа, кстати. Его серый пиджак – номенклатурная классика, как из президиума районной партконференции – провоцировал массы одним своим видом. А Ефимов называл себя, поднимался на трибуну, пытался спорить. Нужна, мол, консолидация общества под эгидой КПСС. А то не сможем решить поставленные задачи. Выступал, надо признать, непримиримо, но вежливо. Дружески улыбался классовым врагам. Не чурался острых вопросов. Начиналось, например, о партийных привилегиях – следовал ответ: «А мне-то они зачем? Зачем мне Свердловская больница? Я здоровый человек, спортсмен и охотник».

Однако этого не ценили. «Нет Ефимову!» – скандировала 7 мая 1989-го толпа на Манежной площади. Девушка поднимала над головой плакат с этими словами, наскоро выведенными помадой. Кто ещё в ленинградском партаппарате мог похвастаться такой движухой и такой популярностью?

Встречали Ефимова и на митингах русско-националистической «Памяти». Показательно, что там его видели не в райкомовском пиджаке, а в демократичной джинсуре. Вот куда он, похоже, приходил к единомышленникам. Не менее, чем в райкоме. В здании которого, кстати, располагался ленинградский штаб «Демократической платформы КПСС». Видимо, Виктор Алексеевич рассуждал, что пригодиться может всё. А когда райкомов не стало, по уже сложившейся традиции, в этом доме на Измайловском разместилась в начале 1990-х «Демократическая Россия»

Ефимов выдвинул свою кандидатуру на Первый Съезд народных депутатов. С той же программой «консолидации» под отеческим руководством партаппарата. Построиться, на первый второй рассчитаться, слушать команду секретаря и вперёд на свершения. «Голосуйте за Ефимова! – писали радикальные демократы в своих листовках. – Увидите дубинки, решётки, танки! Это полезно для вашего здоровья! Трудности, которые вы испытаете, вас несомненно закалят!»

За Ефимова проголосовал аж 1,1%. Это было действительно много. 7-е место из 34 кандидатов. При том, что победитель – следователь Николай Иванов, борец с кремлёвской коррупцией – собрал больше 60%. Партийное начальство отметило успех ленинского секретаря. С райкомовской должности Ефимов в октябре 1989-го поднялся на горкомовскую. Пытался придать движухи в борьбе КПСС против Ленинградского народного фронта и демократической группы депутатов. Именно Виктор Ефимов, а не Юрий Соловьёв, не соловьёвский преемник Борис Гидаспов, брал на себя роль партийного тарана. Но неизменно терпел неудачи. «Нда. Если кто-то сейчас и лишён слова, то это партийный работник», – сетовал Ефимов на теледебатах с группой парламентариев. «Если кто-то сейчас лишён слова, то потому, что ему нечего сказать», – отвечал Юрий Болдырев. Дважды Ефимов встречался с Горбачёвым, но и тут собеседники друг друга не поняли.

Хотя в районе он был первым секретарём, а в городе вторым, это было существенным повышением. Но недолгим. Весной 1990-го Виктор Ефимов снова потерпел поражение на выборах – теперь на Съезд народных депутатов РСФСР (победил его, кстати, Илья Константинов). Уже в мае 1990-го Ленинградский горком оптимизировал руководящий штат. Секретарство Ефимова упразднилось. Сам он ушёл «на гражданку». Говорят, последними его словами, обращёнными к товарищам по партаппарату, было «скоро сами всё увидите».

В бизнесе экс-секретарь остался при прежних идеях

Так и случилось. Через год с небольшим не стало КПСС, а затем и СССР. Но Виктор Ефимов уже закрепился в беспартийной России. И в частнокапиталистической экономике, с которой боролся в рядах коммунистической партии. Начал с «Учебно-исследовательского центра развития малого предпринимательства». Затем его стезёй сделался аграрный бизнес. Ефимов занимал руководящие посты на Псковском хлебном и Петербургском мельничном комбинатах, на птицефабрике «Заводская», в «Текобанке», «Витабанке», «Лэндбанке». На 1-й макаронной фабрике формально был гендиректором, но по факту являлся владельцем (в РФ это вообще стандартная схема).

При этом экс-секретарь не терял интереса к политике. Поездил по миру, от Венесуэлы до Индонезии. Почитал Библию и Коран. Всюду присматривался к определённого сорта явлениям. В КПРФ не вступил. Как и прежде, был радикальнее основной массы коммунистического начальства. В первой половине 2000-х Виктор Ефимов состоял в руководстве «Концептуальной партии «Единение» (КПЕ), созданной генералом-ракетчиком Константином Петровым. Идеологию КПЕ называют «богодержавием». Люди более светские выражаются по-старинке: сталинизм. Оба термина неспособны отразить партийную суть во всей её глубине.

Это сделано в Концепции общественной безопасности (КОБ) «Мёртвая вода». Цель: СССР – «Святая Соборная Справедливая Россия». В которой совместятся мифы града Китеж, указания Иосифа Сталина и технологии Генри Форда. Править будет коллективный диктатор – «Внутренний Предиктор СССР». Титанически противоборствующий с мировым масонским правительством, которой 1300 лет назад учредили древнеегипетские жрецы. Сокрушение жрецов посредством мёртвой воды и установление «концептуальной власти» – дело сложное, небыстрое, поэтому сейчас надо прежде всего заботиться о конкретном укреплении конкретных спецслужб РФ. Особенно органов госбезопасности. Для начала хотя бы как Путин. Хотя этого мало, конечно.

Кто-то называет всё это сектантским бредом, кто-то тоталитарной бесовщиной, кто-то чистотой неземной. Разные есть мнения. К единому не пришли. Даже на слушаниях в Госдуме осенью 1995 года.

В качестве кандидата концептуального единения Виктор Ефимов баллотировался в 2003 году на пост губернатора Санкт-Петербурга. (В материалах пародийной аналитики он проходил под прозвищем «Ефим Макароненко».) Собрал 0,84% голосов. Как и в 1989-м, седьмое место. Но теперь всего из девяти кандидатов.

Студенты-аграрники и офицеры госбезопасности слушали про управление миром

Через два года Виктор Ефимов сменил бизнес-менеджмент на менеджмент образовательный. Основательная репутация в аграрном кластере продвинула его в ректоры Санкт-Петербургского госагроуниверситета. Как обычно, с его приходом в процесс добавилось ярких красок. В лекциях ректора будущим специалистам сельского хозяйства подробно раскрывались идеи «надгосударственного управления», тысячелетней войны жрецов и волхвов за души российские и прочей мёртвой воды.

Студенты подчас удивлялись этим странностям. Даже сравнивали с параноическими синдромами. Другим, однако, нравилось. Не случайно в протестах против ареста Ефимова участвовало заметное количество молодёжи. «Ректор и его адепты организовали молодёжный центр, где в прямом смысле зомбируют студентов, навязывая им бредовые идеи, которые по суду были признаны антинаучными и вредными», – говорилось в письме группы преподавателей СПбГАУ, направленном в Минсельхоз.

Но студенческой аудиторией профессор Ефимов не ограничивался. «Управление миром» – так называется его знаменитая двухчасовая лекция, прочитанная (так считается) перед офицерами ФСБ. Другая лекция – тоже перед ФСБ – о «присутствии более организованных и иерархически высших сил по отношению к человеческому разуму». Третья: «Путин несёт очень серьёзные представления о матричном управлении. Очень важно, что он не употребляет алкоголь. Матрица всё равно уже работает, это видно по Сирии».

В общем, как политик он остался самим собой. Даже манера разговора та же, что в райкоме 1989-го. Разве что терминология несколько изменилась. Сверхъестественные способности Путина в восточной борьбе, подчинении Америки «только Ротшильдам, больше никому» (хотя а как же Путин с матрицей?) – конспирология в тогдашнем аппарате КПСС была не особо в ходу.

Впрочем, с такими проблемами Виктор Ефимов сталкивается даже теперь. С 2013 года «Мёртвая вода» признана экстремистским материалом и преследуется Роскомнадзором. Прокомментировать данное обстоятельство мы не берёмся. Оно вообще говорит само за себя.

Экс-ректор признал без малого тридцать миллионов растраты

Ректором СПбГАУ Виктор Ефимов оставался целое десятилетие. Но в 2015 году должность пришла пора оставить. Экс-ректор возглавил кафедру политологии и социологии и попытался ввести в университете президентский пост. Этот план вызвал большие возражения. Однако «сотрудники по привычке продолжают опасаться Ефимова, которого привыкли видеть абсолютным хозяином вуза», – комментировал обозреватель крупного петербургского СМИ. Так или иначе, тогдашний ректор Сергей Широков (впоследствии уволенный на фоне уголовных дел) предложил отклонить проект президентства. Учёный совет поддержал его почти единогласно. Тогда Ефимов признался, что специально вбросил идею, дабы, подобно Ивану Грозному в Александровской слободе, проверить, кто ему друг, а кто враг.

Проблемы с адресатами его же лекций начались у Ефимова в конце 2017 года. Первый раз к нему пришли с обыском по делу о мошенничестве в особо крупном размере – по версии следствия, в СПбГАУ был похищен миллион рублей из тридцати шести, выделенных на инновации по программе Минобрнауки в 2011 году. Но тогда Виктор Ефимов остался лишь свидетелем.

Через некоторое время на место полиции в этом деле пришла Служба экономической безопасности УФСБ. Расследование пошло интенсивнее и жёстче. «В общей сложности университет получил из бюджета 90 миллионов рублей. По версии следствия, отчёты по реализации программы были сфальсифицированы, а сами средства похищены участниками схемы», – так стали формулировать для прессы анонимные, но явно информированные источники.

15 ноября 2018 года Виктор Ефимов был задержан. Речь повелась уже не об одном миллионе, а о двадцати восьми с половиной. Картина примерно такова: в 2011 году ректор Ефимов распорядился проректору подписать госконтракт с фирмой «Северо-Западное агентство развития и привлечения инвестиций». Цена вопроса составляла 36 млн рублей – на исследования «для повышения качества подготовки специалистов агропромышленного сектора». Выполнять условия госконтракта, считает следствие, заранее не собирались. Совершив манипуляции с перечислением, Ефимов похитил 28,6 миллиона рублей. «И распорядился деньгами по своему усмотрению».

Судебным решением наложен арест на его недвижимость стоимостью почти 17 млн рублей. Несколько раз Пушкинской районный суд продлевал Ефимову содержание под стражей. Последнее такое решение принято 3 августа. Несмотря на возраст, биографию и признание вины. Несмотря на довольно многолюдные пикеты поддержки. Теперь приближается рассмотрение дела по существу. Заседание назначено на следующий четверг.

Коррупция удачно сочетается с державной конспирологией

Не раз и не два коррупционные обвинения рассматривались как политические преследования. Так воспринимались дела Никиты Белых, Алексея Улюкаева, даже Кирилла Серебреникова. Но это были случаи, что называется, системных либералов. Виктор Ефимов представляет противоположный политико-идеологический «куст». Но обошлись с ним сурово. Уж тут-то дело явно в чём-то другом.

Денег в государстве становится меньше. На всех, как прежде, не хватает. Прерогативы намертво закрепляются за узким кругом верхушки. Дабы удерживалась элита в целом, приходится сильно бить отдельных её представителей, много о себе возомнивших. Тоже не впервые в истории. Солженицын подробно описывал дело чекиста Косырева и его дружков, попавшее в ревтрибунал незабываемого 1919-го. Хищения, взятки, откаты, кражи серебряных ложек из кабинетов ВЧК, иногда хапки на миллион за раз. Блистательные пролетарские бойцы. Сам Дзержинский пришёл свидетелем защиты. И что же? «Пришлось пожертвовать. Расстреляли. Будут другие целей».

Времена коррупционного пира в прошлом, это пора осознать. Сама по себе принадлежность к господствующему классу не даёт индульгенции на вольности с бюджетными средствами. Не помогает даже высокий классовый статус, «с дореволюционным стажем», как в почтенном случае Ефимова. Преданность режиму и его главе, хоть самая экстатическая, тоже не принимается во внимание. Может быть, служит отягчающим обстоятельством. Ибо мудро всё-таки сказано: «Тех, кто любит Путина, не любит даже сам Путин».

Взгляды Виктора Ефимова не имеют прямого отношения к его уголовному делу. Хотя глубокая символичность налицо. Не только в данном конкретном случае. Имперско-державная духовность вообще хороша как приправа к особо крупному. В искренности побуждений к тому и другому нет причин сомневаться. «Он даже сам не различает, где в нём корысть, а где любовь» (Наум Коржавин).

Остаётся добавить, что КОБ «Мёртвая вода» и т.п. мистическая конспирология – не самые безобидные вещи. В своё время она активно генерировалась думской фракцией ЛДПР. Особый интерес к «богодержавным» изысканиям наблюдался в петербургском офисе на Демьяна Бедного, 5 – где располагалась приёмная депутата Михаила Глущенко. Там же базировалось охранное предприятие «Благоверный князь Александр Невский» (в названии безошибочно узнаётся стилистика). Сотрудники которого, как и сам Глущенко, осуждены за убийство Галины Старовойтовой.

В деле об этом убийстве наблюдается эффектный «перевод стрелки». В заказчики назначается Владимир Барсуков (Кумарин). Но тут мотивы ясны. Не мотивы Барсукова как заказчика – их нет, и над ними уже не задумываются. (Мотивы как раз очевидны совсем в другом месте: демократ Старовойтова и фанаты мёртвой воды с трудом уживались даже в бесконечной Вселенной.) Налицо иное: классовая подоплёка расправы. Ну не положено приезжему из тамбовского села становиться в Петербурге «ночным губернатором». На владение второй столицей есть офицеры КГБ, комсомольские и партийные секретари. В крайнем случае, завсекторами обкома, как Александр Беглов.

На такие размышления способно навести в общем-то довольно ординарное уголовное дело. Хотя и крупное. Пусть и без прямого касательства. Но всё в социальной жизни взаимосвязано, а исторический процесс непрерывен. Даже по «Мёртвой воде». Которую вряд ли употребляли в райкоме КПСС. Зато идейно готовили.

Роман Андреев, специально для «В кризис.ру»

в Петербурге