С Севером шутки не шутят…

В Европе накаляется очередной конфликт. На заданном фоне обрушения всей системы международного правопорядка. И в таком месте, где даже в спокойные упорядоченные времена рекомендовалось соблюдать максимальную осторожность. Балканы. Стык Косово с Сербией. Президент Сербии заявляет, что готов направить войска. Президент Косово уже направляет к границе свой боевой спецназ.

Котёл заваривается в Северном Косово. Это сравнительно небольшая территория – 1,2 тысячи квадратных километров, десятая часть косоварского государства, провозгласившего независимость в 2008 году. Часто этот субрегион именуют Косовска-Митровица, по названию местной столицы. Живут здесь менее 70 тысяч человек, всего 4% населения республики.

Особость в том, что более 80% косовских северян – сербы. Албанцев – лишь каждый десятый. Тогда как вообще в «частично признанной» Республике Косово этнические албанцы составляют 90%. Весь район вплотную граничит с Сербией. Что это означает, можно долго не объяснять. Как в своё время Белград не мог установить контроль над албанским краем Югославии и Сербии, так теперь Приштина не контролирует сербскую окраину Косово. Но и белградской власти здесь нет – мешают миротворческие силы ООН, признающие северные районы частью албано-косоварского государства.

Жёсткий этнополитический конфликт здесь перманентен. Межнациональная вражда имеет глубокие корни, уходит в средневековье и крайне раскалена XX веком. Албанцы веками видели в сербах захватчиков-угнетателей, сербы в албанцах – разбойников-террористов. Общность врага – феодальная знать и коммунистические режимы по обе стороны – осознавалась редко. Но разделяют народы не только национальность, язык, культура, религия (верующие сербы – православные, верующие албанцы – мусульмане либо католики). Сталкиваются враждебные социальные модели. В Сербии – даже после свержения Милошевича и глубоких преобразований – сильны государственнические тенденции и настроения. Ещё помнятся державные проекты «Сербославии» и «Великосербии». Албанская система тяготеет к «горной вольнице», по-научному говоря, военной демократии.

Скоро 10 лет, как учреждена Республика Косово. Сербия её не признаёт. Россия тоже, равно как и другие государства СНГ и БРИКС. Признаёт Северная Америка (кроме Мексики, решившей повременить), в Южной – только Колумбия и Перу. Признаёт Западная Европа, кроме Испании (там проблемы с баскским и каталонским сепаратизмом). Признаёт Восточная Европа, кроме стран бывшей Югославии, Словакии и Румынии. Признают Австралия, Япония, Таиланд. Не признаёт Восточный Индокитай, где доминирует Вьетнам. Признаёт Южная Корея, не признаёт Северная. Мусульманский мир и Африка разделились надвое. К примеру, Иран, Сирия, Ангола, Зимбабве не признают; Пакистан, Афганистан, Ливия, Сомали, Кот д’Ивуар, Малави – признают.

В общем, понятно. Независимость Косово поддерживают те, кто ближе к западным ценностям, отрицают их противники. Исключения есть, но правило налицо. И это отчасти парадоксально. Если в современных Албании и Косово восторжествовали западные ценности, то уж всяко не те, что проповедуются Евросоюзом и администрацией Обамы. Скажем так – это ценности раннего Запада. Активизм без политкорректности. Достаточно сказать, что косоварский экс-премьер Рамуш Харадинай две недели назад арестован во Франции. А действующий косоварский президент Хашим Тачи (известен также под кличкой Змей) не раз обвинялся в мафиозности и терроризме.

Очередной виток обострения стал раскручиваться 14 января. Железнодорожная госкомпания «Железнице Србие» запустила из Белграда поезд в Косовску-Митровицу. (Кстати, дизельный локомотив состава произведён в РФ, на «Метровагонмаше».) Железнодорожное сообщение по этому маршруту было прервано ещё с войны конца 1990-х. Вот, решили демонстративно восстановить. Выкрасив вагоны в цвета сербского флага и расписав лозунгом «Косово – это Сербия». Типа пресловутого «поезда дружбы», который украинские националисты якобы собирались послать в Крым с киевского Майдана. Благо момент подходящий – через несколько дней в вашингтонский Белый дом въедет любезный Трамп…

Ответ из Приштины последовал незамедлительно. И был более чем предсказуем – там ведь правят командиры той самой войны. «Косово уважает свободу передвижения,  но въезд поезда из Сербии с националистическими надписями, которые противоречат конституции и законам Республики Косово, совершенно неприемлем», – заявил президент Тачи. И многозначительно добавил: «Намерение Сербии заключалось в том, чтобы использовать этот поезд, подаренный Россией, прежде всего чтобы отрезать северную часть Косово и затем присоединить ее к Сербии. Это крымская модель». Ключевые здесь последние три слова. Все теперь научены.

Премьер-министр Сербии Александр Вучич экстренно созвал при правительстве координационное бюро служб безопасности. По результатам совещания он распорядился остановить поезд на сербской территории. Вучич обвинил косоваров в намерении в «стремлении спровоцировать широкий конфликт» и объяснил своё решение «сохранением жизни и свободы людей».

Но далеко не все в Сербии остались этим довольны. Кроме премьера там есть ещё президент Томислав Николич. Сделавший всю свою карьеру на жёстком национализме. «Мы пошлём солдат, если сочтём это нужным для защиты наших граждан», – заявил он. И снова Приштина не замедлила с ответом: приказом Хашима Тачи к косовско-сербской границе выдвинулись силы спецназа.

На этом ситуация вроде пока зависла. Стороны обменялись приветами. И напомнили, что им не впервой (от Тачи, надо сказать, всё это прозвучало убедительнее). Крымский прецедент двинулся по миру. Но далеко не везде в мире его встречают так, как в самом Крыму.

Анатолий Кружевицын, «В кризис.ру»

Поделиться