Шантаж

В ближайшие выходные в Москве планируются два митинга оппозиции против нарушений прав избирателей. Как предполагают организаторы, их посетит сто тысяч человек. Судя по опросам, такое вполне возможно. Мероприятия согласованы, но власть делает всё, чтобы запугать будущих участников.

По данным «Левада-центра», больше трети (37%) москвичей к акциям за допуск независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму относятся положительно (характерно, что согласно опросу того же «Левада-центра», почти столько же (38%) россиян не хотели бы видеть Путина на посту президента после окончания нынешнего срока). Ещё треть (30%) нейтрально и только 27% — негативно. Из тех, кто одобряет акции протеста 9% собираются принять участие в предстоящих митингах. Если считать исследование реперзентативным, ― а сомневаться в добросовестности социологов «Левада-центра» причин нет, ― то получается, что на митинги выйдут более 420 тысяч москвичей. Это превышает численность всей Росгвардии (340 тысяч бойцов). Или почти половину состава всех вооружённых сил РФ (900 тысяч человек). Проще говоря, вполне себе народное ополчение. Безоружное. Но настроенное очень решительно. А если учесть, что не все росгвардейцы и, тем более, армейские части сосредоточены в столице, даже заявленные организаторами 100 тысяч мирных участников представляют грозную силу.

Понятно, что власть, если и не боится этой массы безоружных людей, то всё же несколько обеспокоена. И принимает все меры, чтобы хотя бы сократить количество желающих выступить за честные выборы. Уж кому эти выборы теперь нужны, неясно, но как показал опыт, лозунги по мере разрастания протеста меняются ― от Любви, которая «сильнее страха», до «Мы», которые «здесь власть».

Но времена в РФ всё-таки вегетарианские. По сравнению не только с ленинскими и  сталинскими, но даже хрушёвскими и брежневскими. Просто так не то, что под расстрел, но даже на «сто первый километр» или в спецпсихушку несогласного не отправишь. Нынешние побоища мирных граждан не сравнишь с новочеркасским расстрелом. В общем, карателям по разным, не очень зависящим от них причинам, приходится применять более гуманные методы. В результате получаются они какой-то мелкой пакостью, а не жестоким террором.

Суровый Следственный комитет РФ выявил среди задержанных на митинге 27 июля 134 уклониста от армии. Уже ведутся доследственные проверки в отношении 16 человек. Если следствие установит наличие состава преступления по ч. 1 ст. 328 УК РФ (уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы), подследственным грозит лишение свободы сроком до 2 лет. При этом наличие этой уголовной статьи в биографии не избавит их от прохождения службы в славных рядах российской армии.

Вот любопытно, что это за армия такая, что полторы тысячи человек по всей стране готовы рисковать свободой, лишь бы в ней не служить? Едросс Анатолий Выборный из комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции, объяснил это недостаточным патриотизмом. По государственной программе на воспитание этого светлого чувства на пять лет с 2016 по 2020 правительство РФ выделило почти 1,7 млрд рублей народных денег. И что, никакого толку?  От программы ― видимо, никакого. Особенно, если вспомнить, что на протестных акциях каратели в первую очередь задерживают людей с российскими флагами. Причём, отняв, обращаются с триколорами хуже, чем с половыми тряпками ― рвут их и топчут почём зря (тут почему-то закон об оскорблении государственных символов не срабатывает). После знаменосцев хватают тех, кто поёт государственный гимн. Так вот под громкое «Славься отечество наше свободное» и ведут в автозаки…

Но 134 наказанных уклониста из почти полутора тысяч задержанных ― не такой уж устрашающий акт. Тем более, не факт, что уклонизм будет доказан по всем подозреваемым. И тут каратели проявили некий креатив. Убогий, конечно, на уровне собственного понимания жизни. В Управлении ФССП быстренько просмотрели проскрипционные списки и выяснили, что все задержанные 27 июля в сумме имеют разного рода долги. На 26 млн рублей. В основном задолженности по кредитам. Вот уж где можно развернуться. Приставы тут же пошли с угрозами по квартирам должников. Демонстративно составили акты описи и ареста имущества. Тем, кого не застали, пообещали принудительные меры, вплоть до объявления в розыск.

На минуточку: чистый долг «Роснефти» по состоянию на конец первого квартала 2019 составил около 2,5 трлн рублей ($43,9 млрд), на начало 2019 общий размер задолженности «Газпрома» достиг 3,9 трлн рублей (около $64 млрд). Может попробовать с них взыскать для начала? Или хотя бы объявить Сечина и Миллера в розыск.

Напомним, общий долг обнищавших россиян перед банками достиг 15,5 трлн рублей. За год он вырос почти на 3 трлн. Более половины россиян (51%) имеют непогашенные кредиты. Причём треть должников, по данным министра экономического развития, платят по займам более 60% ежемесячного дохода. И самое важное: наибольшая закредитованность отмечена у беднейших слоёв населения. Почему-то они вместо того, чтобы идти побираться в социальных фондах, предпочитают влезать в долги. Вот ведь непутёвые. Этак уже к 2021-му, пророчествует Орешкин, произойдёт «взрыв». ВВП может снизиться аж на 3% и экономика упадёт в рецессию. Она, вообще-то, и сейчас не на подъёме. Хотя, поступления в консолидированный бюджет выросли: от повышения НДС ― на 15,7%, налога на прибыль ― на 28,8%, НДФЛ ― на 9,9%, страховых взносов ― на 10%. Расходы бюджета при этом увеличились всего на 4,7%. Вместо инвестирования деньги аккуратно складываются в кубышку. Не очень понятно, для чего. По словам Кирилла Тремасова, директора по инвестициям «Локо-Инвест», отечественная экономика балансирует на грани технической рецессии (спад два квартала подряд).

Уклонисты и должники ― это, конечно, мощно, но не очень страшно. И вот ― очередное ноу-хау. Пока тестируется на одной семье, но, вероятно, скоро будет поставлено на поток.

Семья Дмитрия и Ольги Проказовых побывала на митинге 27 июля. Вместе с годовалым сыном. И другом семьи Сергеем Фоминым. Папаша дал подержать ребёнка товарищу. Это зафиксировали бдительные сотрудники центра «Э». Было это в субботу. А в ночь на понедельник в квартиру Проказовых вломились сотрудники СК. На предмет обыска «по делу об оставлении ребёнка в опасности». По данным  ИА «Вркизис.ру», в ту же ночь прошли обыски у Фомина, , обвиняемого по делу о массовых беспорядках (ст. 212 УК РФ), и его родителей. С тех пор его местонахождение неизвестно. По некоторым сведениям, он объявлен в федеральный розыск.

Что касается Проказовых, то их вторник вызвали на допрос. После этого прокуратура направила в Перовский районный суд. Возбуждены два уголовных дела — по ст. 125 и 156 УК РФ (оставление малолетнего в опасности и ненадлежащее исполнение родительских обязанностей).

Возмутился даже уполномоченный по правам ребенка в столице Евгений Бунимович. «Шантаж детьми в политических целях недопустим», — заявил он. И добавил, что не видел документов, подтверждающих, что ребёнок подвергался опасности. «Но даже если бы они были, я не считаю это поводом принимать такие резкие решения», — сказал он. Примерно в таком же ключе высказалась адвокат проекта «Правовая инициатива» Ольга Гнездилова. Она считает, что прокуратуре ещё придётся доказать, что было причинено психическое насилие. И если было, то кем — родителями или ОМОНом.

Если уж говорить о психическом насилии, то судить надо совсем других. Тех, кто довёл страну до того, что каждый четвёртый (26%) российский ребёнок в возрасте до 18 лет живёт в семье с доходом ниже прожиточного минимума. Это официальная статистика Росстата. Согласно которой нищета среди детей почти вдвое больше, чем у взрослых (14%). Это касается, конечно, не всех. Меньше полусотни отпрысков из двух десятков самых богатых российских семейств получат в наследство более $200 млрд, подсчитал Forbes. Если же говорить обо всех наследниках российских миллионеров, то наследство превысит $440 млрд. Даже если поделить эти деньги поровну, на каждого из 304 детишек придётся немногим меньше $1,5 млрд. Но и тут есть заметное расслоение: 23 ребёнка банкира Романа Авдеева получат всего по $74 млн. И то не факт: их папа серьёзно занимается благотворительностью, и вовсе не обязательно, что непременно оставит деньги только своим детям. В перечень Forbes не вошли чада чиновников. Прежде всего потому, что подсчитать их состояния практически невозможно ― как понять, их это собственность или государственная? Все смешалось в домах этих облонских. Ну кто возьмётся определить, в чей собственности находится сечинская яхта St. Princess Olga (ныне «Настоящая любовь») или его дачка в Барвихе?

Понятное дело ― деньги, ресурсы, закон, каратели сегодня в руках режима. Он по видимости непобедим. Но шантаж ― вещь обоюдоострая. Не каждый готов платить шантажисту. Иногда и кролик, загнанный в угол, успешно отбивается от своры охотничьих псов.

Юлия Кузнецова, «В кризис.ру»