На этой неделе Судан отмечает первую годовщину начавшейся 19 декабря 2018 года революции против режима Омара аль-Башира – с которой началась «Арабская весна 2.0». О недавних событиях вспомнят и на традиционных проповедях в мечетях в благословенный день пятницы (Джума Мубарак). В многострадальной африканской стране продолжается 39-месячный период официального «перехода к демократии». Распущена башировская партия «Национальный конгресс». Свергнутый «национальный лидер» — друг Усамы бен Ладена и Владимира Путина, успел предстать перед судом. Но избежал экстрадиции в Гаагу. Как его египетский коллега Хосни Мубарак, экс-президент отделался мягким приговором. Из-за возраста и строго по закону, два года тюрьмы за коррупцию и финансовые махинации были заменены на пребывание в «коррекционном центре».

Как и соседний Чад, Судан («страна чёрных») находится на стыке двух миров, «степного» арабо-мусульманского севера и «лесного» негритянского, условно «языческо-христианского» юга. Главные города страны, столица Хартум и Омдурман расположены у слияния Белого и Голубого Нила. Англо-египетский кондоминиум стал независимым в 1956 году, после чего пережил почти полувековую гражданскую войну между «правоверными» северянами и «неверными» южанами. А также восемь государственных переворотов. Страной трижды правили самоназначенные маршалы, из кадров египетской военной школы: Ибрагим Аббуд в 1958-1964, Джафар Нимейри в 1969-1985 и Омар аль-Башир в 1989-2019 годах.

На гражданской войне погибло 2,5 миллиона суданцев. Вскоре после подписания мирного соглашения 2005 года, в авиакатастрофе погиб умеренный лидер южных повстанцев Джон Гаранг. С началом «Арабской весны» совпал референдум о независимости Южного Судана. В новом государстве вспыхнул этнический конфликт, унёсший жизни ещё 200 тысяч человек.

Переворот Нимейри – из одной серии с совершёнными в том же 1969 году переворотами «свободного офицера» Муаммара Каддафи в Ливии и экс-сотрудника итало-фашистской колониальной полиции Мохаммеда Сиада Барре в Сомали.

Все три режима ориентировались на Героя Советского Союза — египетского президента Гамаля Абдель Насера. После краха проекта объединения с Сирией в ОАР, провала интервенции в Йемене и поражения в «шестидневной войне» против Израиля вместо панарабизма Насер сделал упор на панафриканизм. По образцу насеровского Арабского социалистического союза Египта были организованы АСС Ливии, Суданский социалистический союз и Сомалийская революционная социалистическая партия. Помощь от Насера получал и лидер ангольской УНИТА Жонаш Савимби.

Преемник Насера, Анвар Садат после поражения в войне Судного дня (Йом-Киппур) свернул сотрудничество с СССР, повоевал с Каддафи, помирился с «сионистским врагом» и сделал ставку на экономическую либерализацию («иттитах») и особую египетскую национальную идентичность — «фараонизм». Кроме Садата, с Москвой порвали Нимейри и пансомалист Барре. Как и Садат, Нимейри сблизился с движением «Братья-мусульмане» (БМ, запрещено в России). И даже объявил Судан «исламской республикой». Из арабских «раисов» только Нимейри и оманский султан Кабус посетили похороны убитого Садата. Свергли Нимейри без крови в «перестроечном» апреле 1985-го, пока он гостил в США у Рональда Рейгана. Свой век доживал в Египте, под крылом Хосни Мубарака.

На этнорелигиозные различия между севером и югом, племенные распри среди северян – как и среди отделившихся южан, накладывается пёстрая политическая палитра. Кроме северных «милитаристов» и южных «сепаратистов», в политической жизни постколониального Судана всегда активно присутствовали исламисты (юнионисты, махдисты, ихванисты-турабисты из БМ) и левые «секуляристы» – коммунисты и адепты разных изводов «арабского социализма» (насеристы, каддафисты, баасисты). Во время революции против аль-Башира суданские исламисты и «левые» выступили единым фронтом – в рамках коалиции «Национальный консенсус».

Влиятельная по меркам арабского мира Суданская компартия (СКП) была запрещена в 1965 году – под давлением «братьев-мусульман». И вскоре раскололась на три группировки – маоистскую Компартию Судана – Революционное лидерство, просоветскую и «национальную» фракции внутри СКП.

Лидер просоветской фракции СКП, многолетний бессменный генсек партии Абд аль-Халик Махджуб был обвинён в заговоре против Нимейри, отказался укрыться в посольстве ГДР и был повешен в 1971 году. Вместе с ним был казнён его соратник Джозеф Гаранг, земляк и однофамилец Джона Гаранга. Новым пожизненным генсеком СКП в 1971-2012 годах был Мухаммад Ибрагим Нугуд, одноклассник Нимейри по школе. В 50-е коммунист Нугуд окончил философский факультет Софийского университета. Примерно в те же годы на том же факультете учился будущий диссидент и первый президент посткоммунистической Болгарии Желю Желев.

Особого внимания заслуживает лидер суданских «национал-коммунистов» Фарук Абу Исса. Когда Нимейри ещё заигрывал с СССР, молодой Исса был министром иностранных дел Судана. Через полвека, в ходе революции против аль-Башира именно Исса возглавил коалицию «Национальный консенсус», объединившую левых и исламистов.

Внутри исламской общины Судана конкурируют два суфийских тариката (братства) -Хатмийа и Ансар, чьи интересы представляют соответственно Демократическая юнионистская партия и Национальная партия «Умма». Плюс третья сила – фундаменталисты («ихванисты», «турабисты») из партии «Народная конференция», местного филиала запрещённого в РФ движения БМ. Нимейри сверг коалицию «Уммы» и БМ. Аль-Башир при поддержке БМ сверг коалицию «Уммы» и юнионистов. Режим аль-Башира сообща свергали юнионисты, «Умма» и турабисты.

Опора Хатмийа и Юнионистской партии — районы к востоку от долины Нила, побережье Красного моря. Лидеры тариката, члены семейства аль-Миргани ведут свою родословную от пророка Мухаммада. Юнионисты (читай Хатмийя) правили в Судане с выборов-1948 до аббудовского переворота-1958. Хатмийя исторически связана с тарикатом Сенусийа, доминирующим на востоке Ливии — в Киренаике. Королевская династия Сенуситов правила независимой Ливией с 1951 года до каддафистско-насеристской «революции Аль-Фатиха» 1969 года. После «Арабской весны» вместо зелёного знамени каддафийской Джамахирии флагом Ливии снова стал красно-черно-зелёный триколор Сенуситской монархии. Во время революции против аль-Башира и «Арабской весны 2.0» суданская оппозиция использовала первый флаг независимого Судана – «юнионистский» сине-жёлто-зелёный триколор.

Тарикат Ансар и партия «Умма» — последователи махдистского движения, долго боровшегося с египетскими монархами и Британской империей. Их позиции сильны к западу от Нила, среди кочевых племён арабов-баггара (скотоводов) в регионах Дарфур и Кордофан. Главная святыня махдистов и «ансаров» —  мавзолей Мухаммада Ахмада аль-Махди в Омдурмане. Духовный центр — на острове Аба на реке Белый Нил. Имам «ансаров», председатель партии «Умма» Садык аль-Махди дважды возглавлял правительство Судана –  в «междуцарствиях» от Аббуда к Нимейри и от Нимейри к аль-Баширу.

В 1970 году тысячи людей погибли при авианалёте на остров Аба. По заказу и наводке Нимейри базу «ансаров» разбомбили египетские ВВС. Ими тогда командовал Мубарак, выпускник советской лётной школы – где учился летать именно на бомбардировщиках Ил-28 и Ту-16, а также военной академии имени Фрунзе. Знакомый сирийца Хафеза Асада по службе в ВВС ОАР. Отметим, что молодой аль-Башир до переворота Нимейри служил в суданских ВВС.

Суданская ветвь БМ, партия «Народый конгресс» — преемница «Фронта исламской хартии» и «Национального исламского фронта». Много лет лидером суданских «ихванов» был Хасан ат-Тураби (годы жизни 1932-2016) – «папа исламистов», сын шариатского судьи (кади), знаток шариатского права, магистр Лондонского университета, доктор конституционного права Парижского университета, автор монографии «Обновление исламской мысли» (1993). За годы своей политической карьеры Тураби был в оппозиции военному режиму Аббуда, враждовал и мирился с Нимейри, тесно сотрудничал и затем навсегда рассорился с Баширом.

После «революции национального спасения» — бескровного военного переворота 30 июня 1989 года, в Судане началась новая эра – 30-летнее правление Омара аль-Башира. Когда-нибудь историки-русисты и «кремленологи» будут спокойно и непредвзято изучать эпоху Владимира Путина и условно разделят «путинизм» на ранний (1999-2008), зрелый (2008-2014) и поздний, «посткрымский». Историю эпохи аль-Башира уже можно смело делить на «баширизм» ранний (1989-1999), зрелый (1999-2011) и поздний – от одной «Арабской весны» до другой.

Новый режим, «Совет революционного командования» продолжил курс позднего Нимейри на исламизацию и «джихад» против южан. В 1990 году подавил военный заговор – «движение Рамадан». Не поддержал кувейтскую эпопею Саддама Хусейна. В противовес исламской «ООН» — Организации Исламская Конференция (ОИК, ныне Организация исламского сотрудничества – ОИС), учредил «Исламскую арабскую народную конференцию». Шариатский уголовный кодекс Судана послужил черновиком для УК непризнанной республики Ичкерия.

В 1994 году был выдан во Францию принявший ислам венесуэльский леворадикальный террорист Ильич Рамирес Санчес («Шакал»). Но при этом в 1990-1996 годах в Судане жил Усама бен Ладен — по некоторым сведениям, он даже был женат на племяннице Тураби. Судан подозревался в причастности к покушению на Мубарака в 1995 году. Так «страна чёрных» попала в чёрный список «изгоев» и «спонсоров терроризма».

Если главой МИД при раннем Нимейри был «национал-коммунист» Исса, то при раннем Башире – «национал-исламист» Тураби. Приютивший «Аль-Каиду» тандем дал трещину в 1999 году. Президент Бащир распустил подконтрольный спикеру Тураби парламент, пытавшийся ограничить полномочия главы государства. «Национальный исламский фронт» раскололся на башировский «Национальный конгресс» и турабистский «Народный конгресс». В дальнейшем Тураби неоднократно подвергался арестам и обвинялся в сговоре с южными повстанцами. Когда началась «Арабская весна», богослова снова арестовали — за заявление, что в Судане неизбежны волнения по тунисскому сценарию. Возможно, на Башира произвели впечатление и проповеди египетского шейха Юсуфа Кардави в эфире катарского телеканала «Аль-Джазира».

В 2003 году разгорелся этнический конфликт в богатом нефтью западном регионе Дарфур («дом народа фур») – «чёрное золото» там добывают китайские и французские компании. Свои дома покинули около миллиона дарфурцев. 300 тысяч погибли.

В 2004 году Африканский Союз ввёл в Дарфур миротворческую миссию. 31 декабря 2007 года ООН совместно с Афросоюзом начала свою крупнейшую миротворческую операцию – миссию ЮНАМИД с участием британских, французских, скандинавских, китайских, пакистанских, малайских, египетских, южноафриканских, нигерийских и других «голубых касок». Тут уместно отметить, что Башир по отцовской линии имеет корни в Нигерии, а в молодости учился в Египте, Малайзии и Пакистане.

Резню в Дарфуре сравнивали с геноцидом тутси и хуту в Руанде. В 2009 году Международный уголовный суд (МУС) в Гааге впервые в своей практике выдал ордер на арест действующего главы государства, обвинив Башира в не имеющих срока давности военных преступлениях и преступлениях против человечности. На митинге своих сторонников лидер Судана посоветовал судьям МУС «съесть» свой ордер. В 2012 году он посетил постреволюционную Ливию, в 2015-м — саммит Афросоюза в ЮАР, в 2016-м – очередную инаугурацию президента Уганды Йовери Мусевени. А в 2017-м на российском самолете прибыл с визитом в Москву. Дорогого гостя лично принимали дипломированные юристы — президент Владимир Путин и премьер Дмитрий Медведев. За всех перед СМИ отдувался Дмитрий Песков: Башир – «законный» и «легитимный». Впрочем, Песков иногда «несёт пургу», откровенно признал его шеф.

В Дарфуре правительство аль-Башира вооружило «джиннов на конях» — «Джанджавид», ополчение махамидов и других племён кочевых арабов-аббала Северного Дарфура. Почти 100% оружия для суданской армии на сумму около 300 миллионов долларов было закуплено в России.

«Джанджавидам» противостояли чернокожие повстанцы — «Фронт освобождения Дарфура» (затем Суданское освободительное движение – СОД) и Движение за справедливость и равенство (ДСР). СОД опирался на негритянские народы фур (фор), масалитов и загава. ДСР – только на родственных тубу Ливии и Чада кочевников загава, соплеменников чадского президента Идриса Деби. Бывший ученик Тураби, лидер ДСР загава Халил Ибрагим получал помощь от Каддафи и скрывался в Ливии. Но после краха Джамахирии вернулся в Дарфур и погиб при авиаударе башировских ВВС. Его дело продолжил брат Джибрил Ибрагим.

Предполагаемый лидер «Джанджавид», махамид Хилаль Муса после первой «Арабской весны» женился на дочери загава Идриса Деби. В 2014 году покинул ряды башировского «Нацконгресса», основал «Суданский революционный совет пробуждения» и возглавил автономную администрацию в подконтрольных ему районах Северного Дарфура. В 2017 году был арестован.

На фоне конфликта в Дарфуре режим Башира был вынужден пойти на переговоры с южными повстанцами из Народно-освободительной армии освобождения Судана (НАОС) — боевого крыла Народного освободительного движения Судана (НДОС). 9 января 2005 года в Кении было подписано историческое Найвашское всеобъемлющее мирное соглашение. Южный Судан получил широкую автономию. На 2011 год был назначен референдум о полной независимости.

Ровно через полгода, 9 июля 2005 года главой автономии и вице-президентом в хартумской администрации Башира стал умеренный лидер южных повстанцев Джон Гаранг – идеолог «суданизма», философской концепции светского и многонационального «Нового Судана». Но уже 30 июля Гаранг погиб в авиакатастрофе, по возвращении со встречи с угандийским президентом Мусевени. В 60-е оба в одно время учились в университете столицы Танзании, где тогда правил Джулиус Ньерере – идеолог «уджамаа», танзанийской версии «африканского социализма». По официальной версии, вертолёт с Гарангом разбился высоко в горах «в условиях плохой видимости». После гибели умеренного автономиста Гаранга новым главой региона, а затем первым президентом независимого Южного Судана стал радикальный сепаратист Салва Киир.

Джон Гаранг родился в 1945 году в бедной крестьянской семье из нилотской этнической группы динка (дженг). В 10 лет остался сиротой. После учёбы в США и Танзании вступил в партизанскую армию «Аньянья» («яд змеи»), боевое крыло «Южного фронта» (затем «Африканского национального фронта») Гордона Муортата Майена – сына племенного вождя динка, бывшего инспектора британской колониальной полиции, главы сепаратистской «Нильской Республики».

При посредничестве эфиопского императора Хайле Селассие, в 1972 году Нимейри на время помирился с южными повстанцами. Муортат остался в Эфиопии и основал «Патриотический фронт». Гаранг поступил на службу в армию Нимейри, снова прошёл обучение в США – в офицерской школе в штате Джорджия.

Когда в 1983 году президент Нимейри и генпрокурор Тураби взяли курс на радикальную исламизацию, комбат Гаранг основал НАОС и возобновил вооружённую борьбу. В новых условиях союзником и наставником Гаранга снова стал Муортат. Просоветский лидер Эфиопии Менгисту Хайле Мариам не позволил муортатовскому ПФ создать базы на территории, подконтрольной менгистовскому Дерг. Но именно через Муортата Гаранг получал деньги и оружие от Каддафи.

Как и Гаранг, Муортат не дожил до независимости Южного Судана. В самом начале «Арабской весны», с 9 по 15 января 2011 года, в регионе проходил референдум о независимости от Хартума. За ходом голосования наблюдали экс-президент США демократ Джимми Картер – инициатор Кэмп-Дэвидского мирного соглашения между Израилем и садатовским Египтом, экс-генсек ООН Кофи Аннан – второй после египтянина Бутроса Гали африканец на этом посту, будущий госсекретарь США демократ Джон Керри и даже голливудский киноактёр Джон Клуни. Киир голосовал на участке, где находится могила Гаранга. Большинство южных суданцев избирателей неграмотны. Потому им предлагалось голосовать за символы в бюллетенях — ладонь (за независимость) или рукопожатие (за федерацию с севером). По официальным данным, за «ладонь» голосовали почти 4 миллиона местных избирателей при явке почти 99%. 9 июля 2011 года Южный Судан официально стал независимым. Кроме Хартума, первым новое государство признал давний союзник южан — Израиль.

Вскоре в новом государстве вспыхнул кровавый этнический конфликт между нуэр и динка (дженга) — соплеменниками Гаранга, Муортата и Киира. Трайбализм — родимое пятно постколониальной Африки. Вспомним Анголу, Зимбабве, Руанду, Конго (Заир) с Катангой, Нигерию с Биафрой, Гвинею-Бисау с Кабо-Верде, Эфиопию с Эритреей.

Отделение Южного Судана сыграло двоякую роль. Джуба потеряла выход к морю, благодаря чему Хартум сохранил доходы от контроля за экспортом южносуданской нефти через красноморский Порт-Судан. Стало меньше «едоков» — всего 40 миллионов. До южносуданского референдума-2011 Башир провёл президентские выборы-2010. Для объективности отметим, что и раньше друг бен Ладена и Путина не злоупотреблял электоральной статистикой – 70-75% голосов. При явке 10 млн. избирателей, за Башира голосовали около 7 миллионов. За южанина – более 2 миллионов земляков. Последнее месте занял однокашник Нимейри, коммунист Нугуд – 26 тысяч голосов (0,26%). За честностью и прозрачностью башировских выборов-2010 лично наблюдал всё тот же Картер.

В 2011 году кремлёвский партнёр Башир помог ливийским повстанцам свергнуть  другого кремлёвского союзника — Каддафи. В 2014-м послал суданский контингент на войну с проиранскими хуситами в Йемен. При этом, как и египетский президент генерал Абдель Фаттах Ас-Сиси, умудрялся заигрывать с режимом Асада.

Близкие к «путинскому повару» Евгению Пригожину питерские политтехнологи написали Баширу методички по «глобальному обновлению элиты» Судана. Предлагалось создать аналог ОНФ — движение «За Башира» в пику «единороссам» из «Нацконгресса», проводить «точечные люстрации» и даже публичные казни «национал-предателей» и «иностранных агентов». Само собой, виновник всех суданских бед — коварный Моссад . Но ничто не спасло и не помогло.

19 декабря 2018 года в Судане началась революция. Против Башира выступил широкий альянс «За свободу и перемены», куда вошли профсоюзы, женское движение, повстанцы из Дарфура, «комитеты сопротивления» и партии коалиции «Национальный консенсус»: турабисты, махдисты, коммунисты, баасисты.

Полвека назад провал йеменской эпопеи вынудил египетского лидера Насера обратить взоры на соседей – Ливию, Судан и Сомали, чья роль в контроле над подступами к Красному морю сравнима с аравийским Йеменом. На фоне «лево-исламистских» протестов, на выход Башира попросили суданские ветераны-«йеменцы» — боевые побратимы коллег из Саудовской Аравии и ОАЭ.

Очередным суданским путчем 11 апреля 2019 года руководил местный «Шойгу» — генерал Ахмед Аван ибн Ауф. Казалось, верный соратник — первый вице-президент, экс-министр обороны и шеф военной разведки. Уже 12 апреля Ауф сдал бразды правления тёзке египетского Ас-Сиси — генералу Абделю Фаттаху аль-Бурхану, экс-командиру суданских войск в Йемене.

3 июня «Джанджавид» пленного экс-башириста Халила с подачи военных разогнал лагерь «лево-исламистской» оппозиции в Хартуме и учинил там резню. Затем «джиннов на конях» сплавили в Ливию помогать партнёру Кремля — Халифе Хафтару, самоназначенному фельдмаршалу а-ля Аббуд, Нимейри или Башир. Военные и альянс «За свободу и перемены» договорились при посредничестве Эфиопии и Афросоюза. С 5 июля в Судане официально стартовал 39-месячный период перехода к демократии.

17 августа был согласован проект новой конституции Судана. 19 августа городской суд Хартума начал рассмотрение уголовного дела в отношении Башира. Накануне первой годовщины антибашировской революции, 14 декабря экс-президента признали виновным в незаконном хранении иностранной валюты, получении денег из-за границы и отмывании незаконных доходов. Согласно суданским законам, преступника старше 70 лет не могут отправить в тюрьму. Из-за возраста 75-летний Башир будет отбывать наказание в «коррекционном центре». В дальнейшем его будут судить за подготовку заговора 1989 года – «революции национального спасения», которая и привела его к власти. Кроме того, свергнутому главе государства ещё не предъявили обвинение за жёстокое подавление протеста в 2019 году и гибель десятков демонстрантов.

«История Судана всегда повторяется» — отметил ещё в 1980-е один французский эксперт. Возможно, что после показательного судебного процесса над своим главкомом правящая милитаристская верхушка «страны чёрных» попытается снова повторить знакомый манёвр — установить новый контрреволюционный бонапартистский режим «сильной руки» типа Аббуда, Нимейри и того же Башира. По той же модели египетские «фелюли» заменили Мубарака на ас-Сиси.

В любом случае, постколониальная «страна чёрных» с 1956 года уже пережила два поколенческих цикла – до и при Омаре аль-Башире. На наших глазах рождается новый, «постбашировский» Судан. Ушло в мир иной целые поколения патриархов суданской политики – Аббуд и Муортат, Нимейри, Нугуд и Тураби.

В новых «северосуданских» реалиях рано или поздно будут востребованы идеи южанина Джона Гаранга о «Новом Судане» — федеративном, светском, многонациональном, демократическом, независимом от произвола внешних игроков. «Герої не вмирають!».

Ион Брынзару, специально для «В Кризис.Ру»

Общество

У партнёров