melemed2Басманный суд арестовал второго фигуранта по делу о растрате 220 млн рублей в Роснано. Бывшему финансовому директору госкорпорации Святославу Понурову назначена более суровая, чем его предполагаемому подельнику Леониду Меламеду, мера пресечения — пока что двухмесячное заключение под стражу. Третий участник предполагаемого преступления, заместитель гендиректора Андрей Малышев, по некоторым сведениям, находится за пределами РФ.

Бывший руководитель «Роснанотеха» — ныне Роснано — Леонид Меламед был арестован в минувшую пятницу по обвинению по  ч. 4 ст. 160 УК РФ (растрата вверенного имущества государственной корпорации в особо крупном размере с использованием своего служебного положения). Ему вменяется перевод средств Роснано в подконтрольную ему же ИКФ «Алемар» в период с 2008-го по 2009 год. То есть в то время, когда он уже не работал в госкорпорации. На посту гендиректора его сменил Анатолий Чубайс.

Следствием предполагается, что Малышев и Понуров заключили договор об оказании консультационных услуг компании Меламеда, и под видом оплаты этих услуг перевели на её счёт 220 млн рублей. Понятно, что не знать о сделке Чубайс не мог, так же как и не мог не знать, кому принадлежит «Алемар». Однако договор одобрил. Одобряет его и теперь, утверждая, что госкорпорация от него не понесла никаких убытков.

В это верится. Поскольку большинство других претензий к Роснано, получивших широкую огласку, благодаря аудиторской проверке Счётной палаты в 2012 году, а потом — усилиями неутомимого разоблачителя российской коррупции Алексея Навального. Всего за неделю до ареста Меламеда на канале «Дождь» прошли публичные дебаты, во время которых Чубайс ответил практически на все обвинения Навального. Довольно толково и без излишнего пафоса. Признав ошибки. И напомнив — весьма кстати, — что госкорпорация является, прежде всего, венчурной компанией, что само по себе означает, что она не застрахована от рисков. С этим, между прочим, до недавнего времени соглашался и Путин, утверждая, что сфера высоких технологий  сложна, и не ошибиться в ней трудно. «В данном случае вложили неэффективно, но это не воровство… Огульно заявить, что человек преступник, что он что-то украл — это не по-честному, это неправильно, и мы так делать не будем». Вот так прямо и сказал в эфир.

В общем, до дебатов на «Дожде» никто особых претензий Роснано не предъявлял. Зато сразу после них на канале «Вести FM» разразились двухчасовым потоком киселя — всё в адрес Чубайса и Роснано. Даже о зачинщике этих дебатов, оппозиционере-рецидивисте Навальном вспомнили только в начале, и то походя, вроде был там ещё и этот…

melemed1Затем последовал неожиданный арест Меламеда. По подозрению в растрате, совершённой семь лет назад. Неужели семь лет расследовали? И даже данные аудиторской проверки трёхлетней давности не помогли? Где всё чёрным по белому написано, и документы приложены, и расчёты сделаны, и справки по каждой операции даны. Или в Следственном комитете после четырёх лет пустого топтания на месте ещё три года никак не могли вникнуть в сложные финансовые выкладки?

О том, что «венчурные проекты не могут быть на 100% успешными, — известный факт» говорил на суде и Меламед. Вину свою он категорически не признал. И даже настаивал на невиновности Малышева и Понурова. «На тот момент я уже не работал в корпорации, — сказал он. — Это был не уровень Малышева или Понурова». Кроме того с Понуровым у него вообще были плохие отношения, так как Меламед добился его увольнения с поста гендиректора «Алемара».

Александр Костинский, бывший сотрудник «Роснанотеха» сказал, правда, не в суде, а в интервью, что изначально именно «Алемар» помогал госкорпорации, а Меламед, вкладывал в развитие российской компании нанотехнологий «собственные ресурсы» и при этом «был под перекрёстным контролем, начиная от президента, нескольких министров, заместителя руководителя правительства».

Но не это стало причиной смягчения меры пресечения до домашнего ареста и электронного браслета. Скорей всего помогли личные поручительства самого Чубайса, министра энергетики Александра Новака, главы Росатома Сергея Кириенко и министра открытого правительства Михаила Абызова. За Святослава Понурова, впрочем, тоже просили, но безуспешно.

Версий происходящего пока только две. Обе они, по видимости, вполне  очевидные. Первая и главная: копают под Чубайса. Вторая — мишенью является Михаил Абызов. Меламед давно знаком и с Чубайсом (вместе работали в РАО ЕЭС), и с Абызовым (даже имел общий бизнес). Оба дают о Меламеде только положительные отклики.  Так что оба могут быть под прицелом. Вопрос только в том — кому и зачем это нужно? На это не знают ответа даже авторы версий.

Ульяна Коваленко, специально для «В кризис.ру»

в России

У партнёров