За Деда!

Сегодня на городском кладбище Ленкорань торжественно похоронили вора в законе Ровшана Джаниева. Проститься с предполагаемым убийцей другого вора в законе пришли тысячи людей. Дороги были забиты траурными кортежами. Очевидцы, правда, не уточняют, являлись ли скорбящие сотрудниками правоохранительных органов. Которые теперь освободились от необходимости наблюдать за беспокойным покойником. Или бизнесменами, избавленными от заботливой опеки Ровшана Ленкоранского.

За Деда!Как бы то ни было, застреленный 18 августа в Стамбуле уголовник, за которым кровавый след тянется уже без малого четверть века (первое убийство Джаниев совершил в 17 лет в зале суда), упокоился на родине. Рядом с отцом-милиционером, погибшим от рук бандитов. Одного из которых и застрелил Ровшан четверть века назад.

СМИ уверенно называют причину расстрела Джаниева – месть за Деда Хасана (Аслан Усоян), патриарха евразийской преступности, убитого 16 января 2013 года. Однако на самом деле всё не так уж ясно. Действительно, после неудачного покушения в 16 сентября 2010 года Дед Хасан назвал Ровшана Ленкоранского заказчиком преступления. Причиной якобы стала конкуренция на оптовых рынках Москвы. Неоспоримым доказательством причастности Джаниева к стрельбе на Тверской улице считается его поездка в Украину, приуроченная аккурат к моменту покушения.

Других доказательств Деде Хасану не требовалось, и потому Джаниев поторопился убраться из Москвы подальше. Это, впрочем не очень помогло. Собранный Усояном воровской сходняк лишил  Ленкоранского статуса вора в законе. Затем его чуть не зарезали в Дубае, а спустя год — в Стамбуле. Последнее, впрочем, он отрицал. А его кузен Эмиль даже дал пресс-конференцию, на которой заявил, что всё это «вымысел полиции» и «никакие интересы с Асланом Усояном» у Ровшана не пересекались. Наоборот, они дружили и не раз обменивались подарками. В общем, «Не такой Ровшан человек, чтобы так поступить: он живёт по понятиям и не стал бы заказывать вора».

За Деда!Ну, в сказки насчёт того, что вор вора не заказывает, не поверит даже детсадовское чадо, рождённое в РФ. Тем более сторонники Аслана Усояна. Упокоившегося на Хованском кладбище незадолго до этой «прессухи».

Ещё в ночь покушения в московском ресторане «Порто Мальтезе» на улице Правды состоялся короткий, но конструктивный сходняк воров, верных памяти Деда Хасана. Срочно был выбран преемник убитого – его племянник Дмитрий Чант. Прозвучало громкое заявление: «Смерть Усояна не останется безнаказанной, он непременно будет отомщён».

После этого состоялись пышные похороны. О которых с некоторой завистью высказался несменяемый лидер ЛДПР. «Все каналы показали эти сюжеты. Что, умер великий космонавт, писатель? Толстого, и то меньше бы показывали… Показывали всё — тюрьму, зал прощания и кладбище, и всех родственников, и всю историю. Он — лицо России! Это же страшно вообще… — пожаловался Жириновский. — Дети смотрят и берут пример, а потом вместо Павлика Морозова у нас появятся внуки Хасана». (Дался же всем этот несчастный Павлик, убитый дедом за папу-коммуниста!)

Появились, однако, не внуки, а мстители.

Ровшан Ленкоранский вольготно жил в Стамбуле, практически не замечая ни турецко-российских зигзагов от лютой вражды к столь же лютой дружбе, ни кровавого побоища, устроенного Эрдоганом. В день покушения вор в законе отужинал на бульваре Барбаросса, сел в свой  шикарный Range Rover, и, сопровождаемый несколькими машинами личной охраны, направился в сторону дома. Кроме него в машине находились его водитель и некий гражданин Турции. После обстрела турецкоподданный поторопился улизнуть. Джаниев умер в тот же день. Водителя тоже спасти не удалось. Охрана осталась цела.

За Деда!Сразу убийства группа уголовников, позабыв его завет о воровских понятиях, поклялась отомстить за смерть Джаниева. Обвинение в его смерти пало, конечно, на курдов, соотечественников Деда Хасана. Турецкая полиция, если и услышала что-то об этом, внимания не обратила. Во время неудавшегося путча местные курды поддержали Эрдогана, и, следовательно, на некоторое время получили индульгенцию. По крайней мере, в части международной уголовщины. Вместо этого стамбульские правоохранители арестовали троих сотрудников Ровшана Ленкоранского — киллеров Заура Сумгаитского, Вахида Бакинского и Хаджи Бейлаганского. Вероятно, полагая, что их профессия вполне подходит для выполнения убийственной миссии.

Российские СМИ восторженно приветствовали убийство «заказчика». Понятно, конечно, что, раз сам Усоян его назвал, незачем искать кого-то ещё. Но, с другой стороны… Смертельная вражда легла не между великим Дедом Хасаном и кровавым, но явно не вышедшим рангом Ровшаном Ленкоранским. Овощные рынки – это, конечно, серьёзно. Но есть дела и поважнее. С 2006 года бился Усоян — действительно насмерть —  с формально равным по статусу Тариэлом Ониани (Таро). Не за овощи, а за несметное наследство Шакро Молодого, прочно засевшего тогда за решётку в Испании. Того самого Шакро, из-за которого с помощью ФСБ «самоочищается» Следственный комитет. Впрочем, речь сейчас не о нём, а о Таро. Который с 2011 стал соседом Шакро в Испании. Но продолжает сражаться за его добро. Вот он действительно мог отдать приказ Ровшану Джаниеву, а тот — выполнить техническую часть.

Это распространённая практика. О которой, однако, часто забывают. Путая отнюдь не тождественные категории «заказчик» и «организатор».

Совсем недавно мы могли наблюдать это на процессе по делу об убийстве Галины Старовойтовой. В этом расследовании тоже происходила подмена понятий.

За Деда!Первоначально «заказчиком» убийства был назван бывший депутат от ЛДПР в Госдуме Михаил Глущенко. И следствие неопровержимо доказало его причастность к преступлению. Но в качестве не заказчика, а организатора – то есть того, кто собрал и 20 ноября 1998 года направил команду киллеров в дом 91 на канале Грибоедова.

В этом Глущенко сознался. И даже пошёл на сделку со следствием (или следствие пошло на сделку с ним?), назвав имя «заказчика». Первой реакцией следователя на это заявление была отправка Глущенко на проверку психической вменяемости. Затем — на полиграф.

Сейчас названный «заказчиком» Владимир Барсуков осуждён на 23 года. По другому делу. Но в результате решения присяжных, услышавших «признание Глущенко» как раз в то время, когда выносили вердикт. Никаких аргументов бывший помощник Жириновского не привёл. Но можно ли ему не верить?!

Однако потерпевшая Ольга Старовойтова, сестра убитой Галины Васильевны, явно сомневается. Она скорее ждёт, что Владимир Барсуков «назовёт кого-то ещё». Не факт, что этого можно ожидать – чтобы назвать, надо знать. Но очевидно, что поиск настоящего заказчика – того, кто имел настоящие мотивы, опасаясь за свою тайную или явную власть – ещё предстоит. В таких разных делах, как эти два убийства.

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

Поделиться