Применение в Ливии против исламистов «неопознанной» иностранной авиации продемонстрировало начало нового этапа противостояния. Резкое обострение ситуации связано с активизацией борьбы между бывшими соратниками по свержению Каддафи. При этом важным фактором является иностранное – западное и арабское – вмешательство в ситуацию.

General Khalifa Haftar holds a news conference in AbyarКонфликт вступил в очередную фазу с середины мая. Поводом для эскалации стала фактическая узурпация власти исламистскими группировками. Против них выступили силы, возглавляемые генералом Халифой Хафтаром. Таким образом, между собой столкнулись выходцы из светско-племенного Национального фронта спасения Ливии и исламские радикалы, связанные с «Аль-Каидой».

Исламисты объявили о возобновлении полномочий Всеобщего национального конгресса (ВНК) – переходного органа власти, действовавшего между свержением Каддафи в 2011 году и парламентскими выборами 2012-го. Конгресс проигнорировал законно избранный парламент (в котором преобладают либералы) и 4 мая утвердил во главе правительства Ахмеда Майтыга. Надо отметить, что даже в контролируемом исламистами собрании этот мисуратский бизнесмен, считающийся исламистским ставленником, с трудом получил требуемое количество голосов. Правительство держалось крайне неустойчиво и не вполне контролировало даже Триполи. Доходило до обстрелов премьера и министров. Заседания приходилось проводить чуть ли не в случайных триполитанских отеля.

16 мая генерал Хафтар объявил в Бенгази о начале операции «Достоинство Ливии» – фактической войны против местных исламистов. Его сторонники блокировали нефтедобычу на востоке страны. Правительство Майтыга назвало это попыткой переворота и попыталось организовать военное противостояние. В результате боёв практически полностью уничтожен столичный аэропорт.

Руками светского и прозападного «блока Хафтара» Вашингтон, Лондон и Париж рассчитывают блокировать исламистскую угрозу в Ливии и обеспечить бесперебойную работу ливийской нефтегазовой отрасли

Халифа Хафтар при режиме Каддафи занимал ряд военных постов. Участвовал в войне в Чаде. Поражение «джамахирийских» войск подтолкнуло его сменить политическую ориентацию. Он порвал с режимом, установив связи в США. В 2011 году примкнул к восстанию, но был оттеснён на второй план другими антикаддафистскими лидерами. Теперь, можно сказать, настал его час. Американская и европейская поддержка повстанческих формирований Хафтара выглядит вполне закономерно. Руками светского и прозападного «блока Хафтара» Вашингтон, Лондон и Париж рассчитывают блокировать исламистскую угрозу в Ливии и обеспечить бесперебойную работу ливийской нефтегазовой отрасли.

ancarshariaНеустойчивому прозападному альянсу противостоит исламистская организация «Ансар аль-Шариа» (именно её боевиков подозревают в убийстве американского посла, совершённом в позапрошлом году) и радикальная Ливийская исламская боевая группа (ЛИБГ), ранее монополизировавшая военную власть в Триполи.

Лидер ЛИБГ Абдель Хаким Бельхадж – личность по-своему легендарная. Вооружённую борьбу с Каддафи он начал в первой половине 1980-х. Сидел в знаменитой тюрьме «Абу-Салим». После освобождения эмигрировал, формировал боевые структуры, был арестован при участии ЦРУ, подвергнут пыткам, выдан американцами режиму Каддафи, вновь освобождён… В 2011 году Бельхадж возглавил ударную бригаду, которая при штурме Триполи первой прорвалась на центральную площадь столицы. Бельхадж возглавил салафитскую милицию и стал первым военно-революционным комендантом Триполи. Именно он первым сообщил об убийстве Каддафи: «Я вам говорю: он убит. Убит руками ливийцев».

В гражданской войне 2011-го Хафтар и Бельхадж были союзниками. Но такие союзы не могут держаться долго.

Ливийские исламисты также имеют солидную внешнюю поддержку. «Ансар аль-Шариа» связана с Саудовской Аравией. Бельхадж является катарской креатурой. Многочисленные радикальные организации, среди которых выделяются также «Братья-мусульмане»,  нередко враждуют друг с другом. Это ещё больше затрудняет возможности для стабилизации.

Запад ищет для Ливии нового Каддафи дабы искусственно объединить распавшуюся страну, обеспечить взаимодействие с транснациональными нефтяными компаниями

Наблюдается парадоксальная – на первый взгляд – ситуация: фактически Запад ищет для Ливии нового Каддафи. На эту роль пробуется Халифа Хафтар – дабы искусственно объединить распавшуюся страну, подавить антизападные силы, обеспечить взаимодействие с транснациональными нефтяными компаниями (вполне налаженное при Каддафи и основательно дестабилизированное после свержения диктатора).

Понятно, что в нынешних условиях ни одна фигура не устроит всех ливийцев. Зато практически любая спровоцирует активные вооружённые протесты. Поэтому ставка делается на жёсткий консолидирующий режим, главой которого представляется генерал Хафтар. Западом молчаливо признаётся, что демократическая модель не показала себя эффективной в раздираемой противоречиями Ливии. Однако «классические» парламентские институты формально пока не упраздняются.

ahmedmaiteeq9 июня Ахмед Майтыг был отправлен в отставку. К исполнению обязанностей приступил кабинет Абдаллы Абдурахмана ат-Тани, с которым изъявил готовность сотрудничать генерал Хафтар. Но 25 августа депутаты происламистского ВНК избрали своего премьера – бывшего боевика ЛИБГ Омара аль-Хаси, известного как давний соратник Бельхаджа. Его сторонники немедленно атаковали дом ат-Тани, на помощь которому двинулись отряды Хафтара… Налицо двоевластие, точнее, многовластие. Если не сказать: безвластие.

Западный курс на поддержку Хафтара (соответственно, и ат-Тани) представляется разумным, но запоздалым шагом. Одним из последствий свержения Каддафи стал «выпущенный из бутылки исламистский джинн». Загнать его обратно пока не получается.

Сергей Балмасов, специально для «В кризис.ру»

в Мире

Геополитика

У партнёров