Цепкая хватка Ципраса

Грандиозность исторических событий – если они действительно грандиозны – осознаётся и усваивается не сразу. Греческий референдум, 61% голосов решил не платить долгов. Формально, конечно, вопрос стоял иначе. Премьер Ципрас говорил о защите национального достоинства от диктата кредиторов, о неприятии определённых конкретных требований. Но суть ясна. Остаётся, кстати, поразиться, сколь много греков – двое из пяти! – ценят репутацию дороже денег.

gretsiya6-500x333«В Афинах начались протесты», – бесстрастно сообщали сегодня информагентства. Файеры, коктейли Молотова, пылающие мусорные баки. Для Греции привычно. Непонятно лишь, кто, а главное, против чего протестует. Вроде бы все радикалы должны быть довольны. И ультралевые, и неонацисты из «Золотой зари» призывали отвергнуть условия кредиторов.

На главной афинской площади Синтагма тысячи афинян празднуют победу великого принципа «не плати!» Глава правительства Алексис Ципрас благодарит сограждан за «смелый выбор». Экс-премьер Антонис Самарас уходит в отставку из лидеров оппозиционной партии «Новая демократия», призывавший сказать на референдуме «да». Решение сограждан он назвал исторической ошибкой, но дело сделано. Теперь-то кому надо помойки жечь? Кому-то надо. Без этого в Греции давно никакой праздник не праздник.

Что же решили греки? Если вкратце – они отклонили комплекс требований МВФ, Еврокомиссии и ЕвроЦБ по финансовой стабилизации. Кредиторы настаивали на повышении пенсионного возраста, сокращении социальных пособий, дополнительном налогообложении предприятий сервиса и водного транспорта (эти кластера в Греции пока ещё работают). Сказанное «нет» означает добровольный отказ от экстренной финансовой помощи из Европы. При том, что Греция должна почти 320 млрд евро и не может рассчитываться без взятия новых кредитов. Берут в долг, чтобы сразу отдать и навесить на себя проценты – такова финансовая цивилизация современности. Неплатёж долгов Евросоюзу на птичьем языке называется грозным термином «дефолт», проще сказать – банкротство. Страна-банкрот не может состоять в еврозоне. Выход из еврозоны даже одной страны неизбежно подорвёт всю концепцию единой валюты Старого континента. А значит, всю концепцию Единой Европы, к которой, как положено теперь считать, шли от Карла Великого. Если не от Солона – великого древнегреческого реформатора, отменившего выплату долгов.

скачанные файлыЧего хотят греки, сказавшие гневное «Охи!» («Нет!»). Довольно простых вещей – прежних, докризисных пенсий, пособий и зарплат на прежних, не слишком напряжных рабочих местах. Всё это обещает им леворадикальная партия СИРИЗА. Которая в начале года пришла к власти именно под беспроигрышным лозунгом неплатежа долгов. Насколько это реально? Пока что корреспонденты в Афинах, особенно российские, вспоминают, глядя на прилавки, конец советской перестройки. Сметается всё подчистую – последствия смелого выбора. Потомки Солона готовятся к длительному автономному плаванию. Но не вечному же. Поэтому трудно отделаться от мысли, что они хорошо поняли своего премьера. Референдум и его исход задуман не как решительный разрыв с еврофинбюрократией, а как безотбойный козырь в торге и игре нервов.

Народное волеизъявление европейцам игнорировать не положено.  Не Алкивиады же, презирающие афинскую чернь, сидят в Брюсселе. Придётся учитывать результат демократической процедуры, проведённой в стране, где родилось само понятие демократии. С другой стороны, в этой стране должны понимать, что нельзя разрушать общеевропейскую конструкцию, о которой мечтали лучшие умы античности. Значит, придётся продолжать переговоры, заботясь о сохранении лица в новых условиях. Недаром Ципрас ещё за несколько дней до референдума поднял планку: платить по очередному траншу почти четыре миллиарда евро мы не можем и не будем, а вы, пожалуйста, ассигнуйте нам своим следующим траншем не семь миллиардов, а двадцать девять. Иначе рухнет финансовая система ЕС. Вам это надо?

1032383-_07Похоже, любимый герой Ципраса в истории Греции – Клеон из V века до нашей эры. Время его руления называют «радикальной демократией», хотя современники часто предпочитали выражение «чумное лихолетье». При всех голосованиях Клеон побеждал под лозунгом: «Что наше – то наше, а что не наше должно стать нашим». Грабёж врагов и союзников с последующим разделом между своими был главным принципом его политики. Но есть небольшая разница: Клеон был в состоянии обеспечить себя. Он успешно занимался малым производственным бизнесом – владел кожевенной мастерской, в которой умел сам работать. То, чего сильно не хватает сегодняшней Греции. И что едва ли возможно при продолжении леворадикальной политики Ципраса. Две с половиной тысячи лет назад левые были другими.

Сигналы из Афин, кажется, принимаются. «Дверь для дискуссий по-прежнему открыта. Теперь правительство Ципраса должно сделать конкретные предложения, чтобы Греция могла остаться в зоне евро. Мы уважаем выбор греческого народа. Однако необходимо действовать быстро», — сказали на совместной пресс-конференции Меркель и Олланд. Фрау канцлерин настроена довольно жёстко: Берлин не видит оснований для продолжения финансовой помощи Греции. Но её уже начинают уламывать со всех сторон (особенно Испания, которая на грани своего банкротства и своей левацкой СИРИЗЫ под названием «Подемос»). Вероятно, решающую гирьку бросит Британия. Пока что Лондон подчёркнуто дистанцируется от греческой заморочки. Какое дело до этих евро гордым обладателям фунтов? вы ещё американцев спросите… Но когда придётся решать – решат.

image22576995_cca6edd3dea04b8ace62fc3d42a79303Завтра председатель Евросовета Дональд Туск собирает экстренный саммит. В Брюсселе соберутся министры финансов еврозоны – послушать своего греческого коллегу Евклида Цакалотоса. Который, кстати, занял пост только сегодня: после отставки Яниса Варуфакиса. Варуфакис известен тем, что называл кредиторов террористами. Цакалотос – тем, что возглавлял греческую делегацию на переговорах с ЕС. То есть, играл доброго следователя. Ещё один жест – ну зачем вам развал еврозоны? Не проще ли заплатить ещё? Первый раз, что ли? А вот отказ евространы от евро – такое действительно было бы в первый раз. И никто ещё не знает, что в результате бывает. Наверное, лучше и дальше не знать.

Не только германский канцлер и французский президент уважают выбор греческого народа. Уважил его и Владимир Путин. Поговоривший с Ципрасом по телефону. Москва и Афины теперь действительно цепко связаны. РФ изменила границы в Европе. Греция идёт на дефолт в приличном обществе. То и другое беспрецедентно. Наверное, Кремль даже поддержал бы деньгами афинский Дворец Максима, премьерскую резиденцию. Если бы было, чем.

Когда Солон обнулил обязательства, срыл в Афинах долговые столбы – разоряя аристократов и ростовщиков, выручая ремесленников и крестьян – это всходила заря западной цивилизации. Сейчас мы наблюдаем пародию на тот великий акт. Возможно, всё было бы иначе, если бы на месте Ципраса был некто другой. Возможно также, этого другого мы достаточно скоро увидим.

Виктор Фролинский, специально для «В кризис.ру»

Поделиться