На Германию накатывает ультраправая волна

Гостеприимство поневоле

Борьба с засильем иммигрантов – краеугольный камень программы национал-демократов. Партия выступает против иммиграции, исламизации и американизации. Немецкие ультраправые требуют от государства выделения средств на репатриацию иммигрантов. «Мы отвергаем идею мультикультурного общества», — говорится в программе НДПГ. И хотя национал-демократы пока не представлены в бундестаге, их лозунги находят отклик.

Специалисты Свободного университета Берлина провели соцопрос. Выявлено, что половина коренных жителей Германии уверена в необходимости сокращения притока иностранцев в страну. 38% заявили, что ислам несет опасность традиционному западному образу жизни. 30% предпочитают не замечать угрозы правого радикализма. 40% полагают, что в период экономического кризиса иностранцев надо высылать, а работу давать только немцам. Примечательно, что выходцев из других стран недолюбливают буквально во всех слоях немецкого общества.

Иммигрантами в Германии считают тех, чьи предки переселились на территорию страны после 1950 года. В настоящее время таких насчитывается 15,7 млн, или почти 20% населения. Примерно 4,3 млн из них мусульмане, преимущественно турки. Среди немусульман преобладают поляки, поволжские немцы, евреи и выходцы из бывшей Югославии. Примерно 70% иммигрантов имеют немецкие паспорта. Треть родились в Германии.

Крупнейшее государство Евросоюза отнюдь не всегда испытывало необходимость в гастарбайтерах. В первое послевоенное десятилетие ФРГ вполне обходилась немецким трудом. На ее территорию бежали немцы из ГДР. В Западную Германию переселилось до 10 млн немцев, проживавших до войны на территориях, вошедших в состав Польши, Чехословакии и Югославии. И только после того, как к середине 1950-х поток переселенцев из ГДР сократился, для тяжелой неквалифицированной работы начали привлекать иностранцев.

Первоначально речь шла об итальянцах. Затем появились испанцы и греки. В 1960-е основной поток иммигрантов приходился на Турцию и Югославию. Доля иммигрантов, занятых физическим трудом, превышала 80%, тогда как среди немцев таковых была только треть. И если хорватов или испанцев власти ФРГ принимали относительно охотно, то с турками дело обстояло сложнее. Не обошлось без давления США, от которых полвека назад Германия зависела куда сильнее, чем сейчас.

В 1961 году была воздвигнута Берлинская стена. Одновременно разразился кризис в Турции. Решая проблему переизбытка рабочей силы, турецкие власти предложили Германии нанять гастарбайтеров. Немцы сопротивлялись, ссылаясь на огромный культурный и ментальный разрыв. И тут вмешались США, оказавшие на ФРГ давление с тем, чтобы западные немцы помогли союзникам по НАТО. Так в Германию приехали первые семь тысяч турок.

Дорогие гости

Сегодня количество немецких турок приближается к трем миллионам. Причина такого роста не только в том, что Германии были нужны рабочие руки. По закону о воссоединении семей 1974 года сотни тысяч турок переехали в Германию к родственникам. В 2000 году вступил в силу закон о «праве почвы»: любой ребенок, родившийся на территории ФРГ, имеет право на германское гражданство. Даже если его родители гражданами не являются.

Кроме турецких гастарбайтеров, Германия приняла сотни тысяч беженцев из Ирака, Афганистана, Палестины, Косово, Боснии, стран Черной Африки. Многие смогли пригласить родственников, которые тоже осели в ФРГ. Постепенно целые районы Западного Берлина, Гамбурга, Кельна, Мюнхена, Франкфурта-на-Майне стали напоминать Стамбул или Багдад. Картину в последние 25–30 лет дополнили переехавшие из СССР поволжские немцы и гастарбайтеры из Польши.

Безусловно, без определенного количества рабочих-иностранцев Германии не обойтись. Однако многие иммигранты неспособны выполнять практически никакую работу. Согласно немецкой статистике, 15% приезжих не имеют полного среднего образования (среди немцев – 2%). 45% иммигрантов не имеют никакой профессиональной подготовки (среди немцев – 20%). Уровень безработицы среди нетитульных наций – 11,5% (среди немцев – 5,8%). За черту бедности рискуют попасть 26,2% иммигрантов (и 11,7% немцев).

Содержание иммигрантов влетает Германии во многие миллиарды евро. Социальное пособие составляет 359 евро на взрослого человека и более 250 евро на ребенка. Причем расходы на оплату жилья, покупку одежды, питание в социальных столовых в эту сумму не входят. Есть и скидки на медицинскую и юридическую помощь. Если учесть, что безработица среди иммигрантов выше, а детей в тех же мусульманских семьях рождается много, основными получателями пособий оказываются именно они.

Излишне говорить, что уровень преступности в иммигрантской среде на несколько порядков выше, чем у коренных немцев. И не просто преступности. Так, мечеть «Таиба» в Гамбурге долгие годы была одним из главных рассадников исламского фундаментализма в Европе. Ее посещал как минимум один из террористов 11 сентября 2001 года. То и дело из Германии приходят сообщения о предотвращении терактов и задержании очередных доморощенных «воинов Аллаха». Опросы показывают, что только 25% немецких мусульман принимают немецкие ценности.

Хозяева становятся откровеннее

Все больше немцев задаются вопросом: а нужны ли стране такие гастарбайтеры? Тем более что после воссоединения 1990 года в западные земли хлынули 2,7 млн жителей бывшей ГДР, из которых более миллиона не стали возвращаться. Ежегодно до 50 тысяч восточных немцев переезжают на запад. Ведь среднедушевой ВВП на территории бывшей ГДР составляет всего 73% от аналогичного показателя западных земель.

Закономерно, что именно в бывшей ГДР пропаганда Национал-демократической партии находит наибольшее число сторонников. В западных ландтагах НДПГ не представлена. На востоке же имеет фракции в Саксонии, Мекленбурге – Верхней Померании, Саксонии-Анхальте. В некоторых округах за нее голосует свыше половины избирателей. Да и не только относительно респектабельная НДПГ встречает отклик на землях бывшего «социалистического антифашистского государства». Незадолго до смерти западногерманский ярый неонацист Михаэль Кюнен разработал свой «план «Ост». Его поддержали сотни берлино-бранденбургских скинхедов. Созданную Кюненом «Немецкую альтернативу» возглавлял бывший функционер комсомола ГДР Франк Хюбнер, временами забывавший, кто для него фюрер – уже Гитлер или еще Ленин.

Программы и политическая практика немецких ультраправых не сводятся к антииммигрантским установкам, они включают и социально-популистские аспекты. Однако на привлечение электората эффективнее всего работают ксенофобские лозунги. Опросы показывают, что рейтинг партии растет. Между тем приближаются выборы в бундестаг.

За последние годы НДПГ не раз пытались запретить. В 2001 году правительство и обе палаты парламента направили в Федеральный суд соответствующий иск. Он был отклонен. Активисты партии постоянно проходят по разным делам о причастности к неонацистским группировкам. Однако законных оснований для запрета до сих пор не нашли.

Ксенофобия и шовинизм не являются исключительным достоянием НДПГ. По данным опроса института Forsa, 44% христианских демократов, 29% социал-демократов, 40% свободных демократов и даже 27% лояльных к иммигрантам зеленых считают ислам угрозой для Европы. Все чаще речи, присущие ультраправым, произносят представители традиционных партий. «Приезжим из других культур, таких как Турция и арабские страны, интеграция дается труднее… Германии не нужны дополнительные притоки мигрантов», – говорит премьер Баварии и лидер Христианско-социального союза Хорст Зеехофер (председатель верхней палаты парламента, не так давно исполнявший обязанности федерального президента). А бывший член правления Бундесбанка социал-демократ Тило Сарацин издал нашумевшую книгу «Германия самоликвидируется», где описал, как мусульмане благодаря высокой рождаемости превратят страну в исламскую.

Полтора года назад наличие проблемы признала канцлер Ангела Меркель. «В начале 1960-х годов наша страна пригласила иностранных рабочих, и сейчас они здесь живут. Некоторое время мы сами обманывали себя и говорили: «Они у нас не останутся и когда-нибудь уедут». Этого не произошло. Наш подход состоял в мультикультурализме, в том, что мы будем жить рядом и ценить друг друга. Но он провалился, совершенно провалился», – констатировала канцлер.

Трудно что-либо к этому добавить. Кроме того, что никаких мер по ограничению иммиграции так и не принято. Значит, ультраправые настроения будут расти. Это может выразиться как в попадании в бундестаг НДПГ, так и в резком поправении правящего ныне ХДС и особенно баварского крыла консерваторов. Риторика ХСС уже теперь чем дальше, чем меньше отличается от пропаганды национал-демократов.