Обвинение в вымогательстве предваряет обвинение в тройном убийстве

По версии следствия, в конце 2003-го — начале 2004 года Михаил Глущенко требовал выплаты $10 млн от предпринимателей братьев Шевченко – старшего Вячеслава и младшего Сергея. Получив отказ, организовал кровавую расправу: Вячеслав Шевченко, его деловой партнёр Юрий Зорин (президент холдинга «Норд» и глава общественной ассоциации «Невский проспект») и секретарь-референт Валентина Третьякова были убиты в кипрском посёлке Пейе 24 марта 2004-го. При этом немаловажно, что не только Михаил Глущенко (известный в определённых кругах как Миша Хохол), но и Вячеслав Шевченко являлся депутатом Госдумы второго созыва – 1995-1999 годов. Состояли они в одной фракции ЛДПР. В Петербурге считались тесно связанными. Не только в бизнесе, но и в неформальной «общественной ассоциации»: оба причислялись к «тамбовскому сообществу» и, как предполагалось, входили в окружение Владимира Барсукова (Кумарина).

В то время Кумарин, связанные с ним лица и их структуры не упоминались в связи с рейдерскими захватами. Они считались классическим примером того, как «лихие группировки лихих девяностых» превращаются в респектабельные «инвесторско-предпринимательские пулы». Характерно, что именно в начале 2000-х годов журналисты переименовали «тамбовскую преступную группировку» в «тамбовскую бизнес-группу». Много говорилось о роли «тамбовского капитала» в экономике Петербурга. Нынешний спикер Госдумы, тогда возглавлявший МВД, упоминал в 2002 году «сто тамбовских предприятий».

Михаилу Глущенко молва отводила в «тамбовской бизнес-группе» руководство силовым блоком, Вячеславу Шевченко – экономическим. Оба имели проблемы с правосудием и надолго покидали Россию. Шевченко-старший тоже обвинялся в вымогательстве – правда, не $10 млн, а $10 тыс – в 2000-2002 годах скрывался за границей. Видимо, за время его отсутствия Глущенко стал претендовать на активы, которые посчитал «бесхозными». Вернувшийся Шевченко с таким взглядом не согласился. Отсюда и возникший конфликт, звонки в офис «Норда» из неустановленного места с требованием десяти миллионов.

Место не установленно не случайно. Сам Глущенко покинул Россию после осуждения непосредственных исполнителей убийства Галины Старовойтовой. Вернулся в июне 2009 года при неясных обстоятельствах, пошёл получать паспорт и тут же был арестован – по подозрению в вымогательстве у Шевченко и в убийстве Шевченко.

Михаил Глущенко виновным себя не признаёт. Держался он скорее наступательно. Устами своего адвоката он озвучивал претензии к Сергею Шевченко, возлагая на него ответственность за смерть старшего брата. Обвинял следствие в давлении, в попытках добиться показаний на Барсукова-Кумарина. Всячески затягивал ознакомление с материалами дела. Регулярно заболевал и выздоравливал. Потом вдруг сообщал, будто у него похитили дочь (первое и единственное упоминание такого рода), о чём мгновенно забывал. Интересовался у следователя, как он отнесётся, если прямо на месте будет взят в заложники…

При всём том, однако, в марте Глущенко признал свою причастность к убийству хозяина Балтийской финансово-промышленной группы Павла Капыша в июле 1999 года. Возможно, в утверждениях, будто дело о вымогательстве и убийстве «подвязывается» к многочисленным делам в отношении Барсукова-Кумарина есть доля правдоподобия. Идёт некая игра, в которой Михаил Глущенко демонстрирует виртуозное владение инструментарием.

Поделиться