Осужденный бизнесмен ставит вопрос о конституционных гарантиях

Напомним, что петербургский авторитетный предприниматель Владимир Барсуков (Кумарин) и адвокат Дмитрий Рафалович недавно осуждены по обвинению в вымогательстве. Уже после вынесения приговора Барсуков попросил судью предоставить ему протоколы судебных заседаний. На что получил отказ. Мол, согласно положениям статьи 259 Уголовно-процессуального кодекса РФ, это остается на усмотрение суда. А если подсудимый так заинтересован, пусть ведет записи самостоятельно. К тому же протокол еще не включен в материалы уголовного дела. И вообще это даже еще не протокол, а лишь часть его. Так что нечего ссылаться на положения статьи 47 УПК. Вот огласят приговор, тогда и читайте.

Казалось бы, налицо явное ущемление прав гражданина на защиту в ходе судебного разбирательства. В Российской Федерации каждому гарантировано право на получение квалифицированной юридической помощи. Это право не может быть ограничено даже в условиях чрезвычайной ситуации. Полнота информации по делу есть предварительное условие осуществления права на защиту. Это подтверждено Конституционным судом РФ в постановлении от 14 января 2003 года. Так что в современной истории российского правосудия эта проблема не нова. В случае с Барсуковым затронута лишь одна из граней.

Можно взглянуть не с позиции подсудимых, а с позиции потерпевших. Им-то обеспечена в этом вопросе зеленая улица? Тоже нет. Как правило, следователь или прокурор при соответствующем обращении ссылается на статью 42 УПК РФ: право на ознакомление наступает лишь по окончании предварительного расследования. Хотя при этом возникает явное противоречие между нормой УПК и положениями Конституции. В которой недвусмысленно говорится: органы государственной власти обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, затрагивающими его права и свободы (если иное не предусмотрено законом). Можно вспомнить и конституционную гарантию права свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию (за исключением сведений, составляющих государственную тайну).

Мало конституции, так есть постановление 10-го пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 года: «Каждый гражданин имеет право получить, а должностное лицо, государственные служащие обязаны ему предоставить возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если нет установленных федеральным законом ограничений на информацию, содержащуюся в этих документах и материалах». Таким образом, ни один процессуальный документ, содержащийся в материалах уголовного дела, не может быть выведен из сферы ознакомления. Если не содержит государственных тайн. Вернувшись к ситуации Владимира Барсукова, интересно было бы узнать, что за секретная информация присутствует в протоколах судебных заседаний с его участием? Оставим за скобками, что попутно в этом эпизоде нарушается право на обжалование в суде решений и действий (или бездействия) органов государственной власти и должностных лиц. Также закрепленное в Конституции РФ и не подверженное ограничениям.

Конституционный суд РФ в своем постановлении от 27 июня 2000 года по делу «О проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В. И. Маслова» указал, что «ограничение права защитника выписывать из материалов, с которыми он был ознакомлен до окончания следствия, любые сведения и в любом объеме не имеют разумного основания, не могут быть оправданы интересами следствия или иными конституционно значимыми целями, допускающими соразмерные ограничения прав и свобод (ст. 55, ч. 3 Конституции Российской Федерации)». Право на ознакомление с материалами уголовного дела включает в себя и право делать выписки или снимать копии. В ряде научных работ неоднократно поднимался вопрос о внесении дополнений в ряд статей УПК, в том числе 259-ю. Предложения касались протоколирования ознакомления с материалами уголовного дела на судебных стадиях.

Однако обжалование в судах налагаемых неправовых ограничений нечасто оказывается успешным. Как правило, суды оставляют жалобы без удовлетворения. При этом судебные постановления зачастую выглядят, мягко говоря, недостаточно мотивированными.

Владимир Барсуков (которого называют то «рейдером», то «бывшим ночным губернатором», то «уважаемым бизнесменом», то «санитаром экономики» – единого мнения о человеке никак не удается сформулировать) обратился в Конституционный суд России. Суть обращения – уточнить регламент ознакомления подсудимых с протоколами судебных заседаний и обязать суды предоставлять протоколы заседаний по частям. В связи с этим он просит признать соответствующие нормы УПК противоречащими статьям 24, 45 и 46 Конституции РФ, гарантирующим права российских граждан на защиту. Получается, дело Кумарина-Барсукова снова обретает общесоциальное, если не политическое звучание. И даже не сказать чтобы по его инициативе…

Поделиться