ПТК попытались шантажировать «делом Капыша»

Оригинальный источник этой информации — заявление председателя совета директоров ЗАО «ПТК» Юрия Антонова, с которым он обратился в правоохранительные органы.Неожиданный во всех отношениях визит «условно-свободного» Дрокова имел место в январе. Сопровождаемый нескольких телохранителями Дроков потребовал встречи с Антоновым. Необходимость беседы он мотивировал «неотложными обстоятельствами». Согласия на встречу Антонов не давал, однако Дроков с компанией быстро оказались на пороге его кабинета. Главным «неотложным обстоятельством», сообщает Антонов, оказалось требование срочного свидания с председателем совета директоров Петербургского городского банка Андреем Голубевым. Дроков настоятельно рекомендовал Антонову организовать эту встречу. В противном случае визитёр пообещал проявить особую откровенность в сотрудничестве со Следственным комитетом по делу об убийстве президента Балтийской финансово-промышленной группы (БФПГ) Павла Капыша в июле 1999 года.

В детали делового предложения Юрий Васильевич вникать не стал, потребовав от незваного гостя освободить помещение. После короткой перепалки Дроков с товарищами ретировался — пообещав продолжить переговоры в «более подходящей» обстановке. Не дожидаясь, пока таковая сложится, Юрий Антонов направил заявление в прокуратуру.

Петербургскому городскому банку принадлежит без малого 100-процентный пакет акций ПТК. Последним фактом можно объяснить характер некоторых публикаций в городских СМИ по факту инцидента. В частности, визит Вячеслава Дрокова квалифицируют как откровенную попытку капитального рейдерства. Дескать, угрожая Антонову разоблачением Владимира Барсукова, Дроков намеревался сподвигнуть Петербургский городской банк на «сотрудничество». Не предвидев, что Антонов предпочтёт сотрудничать по факту визита с правоохранительными органами.

Напомним, что об убийстве Павла Капыша вновь активно заговорили с подачи экс-депутата Госдумы Михаила Глущенко. Ожидая суда по обвинениям в вымогательстве и тройном убийстве на Кипре, совершенном семь лет назад, Глущенко сообщил следствию, что Барсуков выступал заказчиком расправы над хозяином БФПГ (себе при этом скромно отводя роль организатора). В данном случае Глущенко выступил в роли главного и единственного свидетеля по резонансному делу. Более чем общий характер его показаний — в которых есть все, кроме конкретики — позволил независимым экспертам сравнить свежую историю с Капышем с менее свежей историей с Листьевым. Глущенко, которому мало что остаётся терять, поступил примерно так же, как в прошлом году Юрий Колчин, осуждённый на 20 лет за убийство Галины Старовойтовой: решив под любым предлогом скостить себе будущий срок,  принимается разоблачать Кумарина.

О том, какую роль может сыграть Вячеслав Дроков в процессе неожиданных воспоминаний об убийстве главы, можно пока лишь гадать. Какое отношение имеет к данной теме Юрий Антонов также неясно. Показания Дрокова в случае с Кумариным — из самых слабых по фактическому составу в отдельных фрагментах общего «тамбовского дела». Можно предположить, что, имей Дроков сколь-либо реальный повод проявить усердие в сотрудничестве со следствием относительно Капыша, он бы давно уже так и поступил. В последнем убеждает более чем странная «дружба» осуждённого Дрокова со Следственным комитетом — формально «подельник Кумарина» должен находиться в колонии-поселении. Фактически же не только устраивает триумфальные пирушки в гранд-отеле «Европа», но и считает целесообразным шантажировать руководство ПТК «делом Капыша».

Некоторые наблюдатели склонны считать, что речь идет об откровенной провокации, адресованной не столько Петербургскому городскому банку, сколько председателю совета директоров ПТК. Грубо говоря, собирались взять на горло. Не вышло: так или иначе, но в детали намерений «свидетеля-гастролёра» отныне предстоит вникать прокуратуре.

Поделиться