• Общество 24 апреля 2014

    Столкнувшись с непредвиденным, суд ушёл в отказ

Вкратце напомним, что выездная коллегия Санкт-Петербургского городского суда рассматривает в Москве дело об обстреле кортежа владельца ЗАО «Петербургский нефтяной терминал» Сергея Васильева. Преступление было совершено 5 мая 2006 года. Васильев получил тогда тяжёлое ранение, один из его охранников погиб. В августе 2007 года по обвинению в организации покушения был арестован известный петербургский бизнесмен и общественный деятель Владимир Барсуков (Кумарин). Ему был предъявлен также ряд других обвинений. Состоялись два судебных процесса – «рейдерский» и «вымогательский». Барсуков и его деловые партнёры осуждены на длительные сроки. Надо отметить, что доказательная база в ряде случаев выглядела шаткой, а мотивы — политическими.

В середине 2013 года начался ключевой процесс – о покушении на Сергея Васильева. Обвинение исходит из того, что Барсуков якобы пытался осуществить захват ПНТ и для этого решил устранить основного владельца. Эта версия основательно оспаривалась – по мнению некоторых экспертов, Барсуков был скорее заинтересован в устойчивом бизнесе Васильева. Однако она косвенно подтверждалась показаниями таких свидетелей, как Андрей Михалёв и Бадри Шенгелия. Но на заседании 11 апреля защита представила материалы, из которых однозначно следует: дача этих показаний была профинансирована Сергеем Васильевым. Такой вывод неизбежно делается из расшифровки телефонных переговоров Вячеслава Энеева – в своё время пошедшего на соглашение со следствием, избежавшего реального срока за вымогательство и ставшего своего рода «спецпредставителем» Васильева.

Закономерно, что защита Барсукова ходатайствовала о вызове Энеева в суд. Но судья Туманова отказала в этом. Впечатляет мотивировка: не удаётся установить местопребывание. Это при том, что Энеев отбывает условный срок в 7 лет 4 месяца. А значит, не вправе произвольно менять место жительства и может быть легко обнаружен по полицейским каналам.

Не будет доставлен в суд и Олег Михалёв, один из исполнителей покушения и заинтересованный собеседник Энеева (из их разговора явствует, что показания братьев Михалёвых стоили два миллиона долларов, из которых, правда, до них дошла лишь четверть). Здесь обоснований не прозвучало вообще. Остаётся предполагать, что Михалёва тоже не могут найти. В местах лишения свободы.

Отказано и в ходатайстве о вызове в суд следователя Вячеслава Иванова (Энеев и Шенгелия говорили о назначении «зарплаты» некоему персонажу по прозвищу Лиса – по мнению защиты, речь шла именно об Иванове). Отказано в отводе прокурора Ирины Шляевой, за которой защита имеет основания предполагать некоторую тенденциозность.

Сторона защиты рассматривает эти отказы как фактическое сокрытие от присяжных значимой информации по делу. Любопытно, кстати, что официально, под протокол, подлинность записей не ставится под сомнение (выражения типа «фальсификация» звучат только в частном порядке, вне зала заседаний и без всякой убеждённости). Правда, судья сказала о «неизвестных голосах» — на что тут же отреагировал подсудимый Вячеслав Дроков. Ему эти голоса оказались хорошо известны…

Защита планирует проведение экспертизы. Адвокаты уверены, что аутентичность разговоров будет неопровержимо доказана. Но, скорей всего, документы не будут официально приобщены к материалам дела. Слишком уж вразрез идут они с отработанным сценарием обвинения. Такой поворот оказался совершенно непредвиденным. Однако присяжные, которым предстоит принять принципиальное решение о вердикте, смогут ознакомиться с этой информацией. Хотя не без затруднений.

Кроме того, защита выступила с новым ходатайством. Предлагается пригласить в суд начальника ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Сергея Умнова и руководителей некоторых служб Управления. Возможно, они смогут прояснить странные обстоятельства зафиксированных телефонных переговоров. 

Общество

У партнёров