Врио Беглов как бы победил на выборах губернатора Санкт-Петербурга. Спасительная явка, как водится, натянулась в последние два часа. Количество насчитанных ему голосов вдвое превышает суммарный результат спойлеров. А ведь в начале предвыборной кампании кое-кто серьёзно полагал, будто эти выборы могут пойти по так называемому владимирскому сценарию. Аналитики предрекали второй тур, а то даже спойлерскую победу. Конкретно ― коммуниста Бортко.

Осуществился бы такой сценарий или нет, теперь можно только гадать. В теории ― да. Амосов и Тихонова в сумме получили треть голосов избирателей. Шансы у Бортко (снявшего свою кандидатуру добровольно или не очень) были явно выше. Уж никак не меньше 20%. Это в том случае, разумеется, если бы выборы проходили по-нормальному. Без административного ресурса. Без муниципального фильтра, подтасовок, вбросов, каруселей, дачного и надомного голосования. При равных возможностях всех для желающих поучаствовать в борьбе. Но ни Беглову, ни Бортко на таких выборах успех не светит. Потому таких выборов пока и не проводят.

Получилось как всегда. Явку, которая упорно не желала достигать требуемых показателей, натягивали, как могли. На очень отдалённых дачных участках. В сомнительных голосованиях на дому. Конечно, не обошлось без курсантов и военнослужащих. Как сообщают наблюдатели «Справедливой России» в ход пошёл прямой подкуп (такса 500―3000 рублей за подпись), водка (100 грамм за подпись) и даже наркотики. Интересным ноу-хау стали «зелёные человечки». На всех избирательных участках непременно присутствовал член УИК с зелёным опознавательным знаком ― линейкой, точилкой для карандашей, горшком с кактусом. К нему приходили специальные голосующие. Тоже в зелёном. После голосования они отчитывались каким-то загадочным «социологам» в зелёном.

Однако все эти усилия были практически напрасны ― явка не росла, петербуржцы упорно отказывались участвовать в фарсе. И когда до закрытия участков оставалось два часа, а явка едва перевалила за 23% на участки валом повалили избиратели. Вероятно, неожиданно вспомнившие о своём гражданском долге. Сегодня активист Антон Горбацевич обнаружил на Новосмоленской набережной, 1 подозрительную очередь. Похоже, вчера с избирателями по запарке расплатиться не успели и они ломанулись получать своё законное, пока не поздно: то, что власть может обмануть, сомнений ни у кого нет.

В общем, всё вышло, как и планировалось, согласно установкам Кремля: победа в первом туре с 60% при явке не менее 30% ― и то и другое перевыполнено. Поздравлять победителя-«самовыдвиженца» явился сам премьер Медведев. Правда, не в качестве премьера, а в качестве главы «Единой России». Членом которой Беглов вроде бы и не является. И которая позорно проиграла в Москве, Хабаровске и Комсомольске-на-Амуре. В других местах, впрочем, выиграла. Но Питер всё-таки был ключевым звеном победы.

Теперь судьба его решена. Предположительно, на пятилетку вперёд. Вряд ли грядущие в следующем году выборы в Заксобрание что-то кардинально изменят. Если, конечно, не изменится вся страна. Но это ― отдельный разговор. А вот о Северной столице подумать можно и сейчас. Что изменилось бы, стань губернатором не врио, а кто-то иной.

Бортко. Пожилой хамоватый сталинист. Почему-то его губернаторство представляется даже не таким как у отвязного новосибирского мэра, коммуниста Локотя. При взгляде на товарища Бортко сразу же вспоминается китайский товарищ Бо Силай, бывший глава парторганизации Чунцина (сидит за коррупцию). По-простому ― хозяин городской агломерации с тридцатимиллионным населением. Рыночник и пламенный коммунист. Герой народной чунцинской  песни «Ты решителен и справедлив, ты всегда с народом. Бо Силай, Китаю нужны десятки тысяч таких героев, как ты!» Вот примерно такое будущее, думается, ожидало славный город Питер при губернаторстве Бортко. Достаточно вспомнить его жутковатый предвыборный плакат ― будущее Петербурга на абсолютно чёрном фоне.

Амосов. Бывший «яблочник», чуть ли не основатель местного отделения партии. Городской депутат, потомственный питерский интеллигент. Прям хоть на икону. Однако, если присмотреться, даже не очень внимательно, оказывается, что Амосов мало чем отличается от Беглова. Он вполне согласен с путинской аннексией Крыма, считает украинскую Революцию Достоинства незаконным свержением законно избранного президента (если кто не понял, это о Януковиче, которого даже Путин назвал «красавец тоже»). Его вообще явно устраивает режим. Особенно, когда позволяет заседать в депутатском кресле. Вчера, придя поздравить Беглова на гламурную политтусовку, заявил, что не примет никакой чиновной должности. Вовсе не потому, что не желает работать с Бегловым. Хочет быть только депутатом ― чести много, ответственности мало. Если бы стал губернатором, вряд ли оставил бы след в истории города. Для таких, как Амосов, в ГДР, где служил майор Путин, создавали специально фейковые партии ― либерально-демократическую, христианско-демократическую, национально-демократическую… Вроде как и не в компартии, перед приятелями не стыдно. Но нужную линию полностью выдерживаешь, заодно и карьеру выстраиваешь. И это Питеру надо?

Тихонову обсуждать даже как-то неловко. По её же собственным словам, главная задача кандидата в губернаторы ― поднять явку на выборах муниципалов. Но она и этого не добилась. По логике теперь она, как дядя Миронов, должна махнуть в космос… Нет, не получилось бы из Тихоновой новой Валентины Матвиенко. Но это, может, и слава Богу.

Единственный, кто вполне мог потягаться с Бегловым и навести шороху в Северной столице ― жириновец Олег Капитанов. Бывший руководитель фракции ЛДПР в Заксобрании. Нынешний председатель комитета по межнациональным отношениям и реализации миграционной политики в Смольном. Вот уж кто вошёл бы в историю города. Даже в разные истории.

Окажись Капитанов на капитанском мостике, мог бы взяться за воплощение многолетней мечты Жириновского о «северо-западном коридоре ЛДПР». Возникла эта идея двадцать лет назад. К тому времени в Псковской области уже рулил Евгений Михайлов ― первый в истории губернатор от ЛДПР. В начале 1999-го он ещё не успел ни перейти в «Единую Россию», ни возглавить управление делами Совета министров ДНР. Его пример вдохновлял геополитические замыслы Владимира Вольфовича: взять под контроль несколько северо-западных регионов – Новгородчину, Ленобласть, Санкт-Петербург, Архангельск, Мурманск. Вещал он об этом с такой уверенностью, что тогдашний петербургский губернатор Владимир Яковлев выступал с нервным опровержением. Чем ещё сильней распиарил коридорный план.

Жириновский предполагал, что и в Новгородчине, и в Ленобласти, и в Северной столице его люди могут претендовать на губернаторские должности. Особенно после убийства депутата Госдумы Галины Старовойтовой. Осуждённый за организацию этого преступления Михаил Глущенко ― в те годы депутат от ЛДПР и видный приближённый партлидера ― сообщал ведь, что убили Старовойтову именно из-за выборов. И как раз в Ленобласти. Где Старовойтова и игорный король Михаил Мирилашвили планировали ставить своего губернатора. Но этого, якобы, не хотел Владимир Барсуков (Кумарин). У него-де был свой подходящий кандидат на эту должность…

Впрочем, вскоре Глущенко от этой версии напрочь отказался. Уж больно глупая. Придумал другую, ещё фантастичней ― те же персонажи сошлись в жестокой битве за питерский Гостиный двор.  Но и эта версия просуществовала недолго. Закончилось всё тем, что Барсукову предъявили обвинение в организации убийства без всяких целей ― просто так, из фантастической приязни к каким-то неизвестным заказчикам.

Фантастика фантастикой, но другое дело коридор. Жириновский ― человек нужный властям. Особенно сейчас, когда вокруг верховного начальства ходят холуйские хороводы, поражая страну и мир бесталанностью. Кто, как не вечный Ж., способен внести в это дело минимальный оживляж? Ради такого политика можно и подсуетиться.

Капитанов, набравший (возможно реальные) 147 голосов муниципалов, вполне себе мог его организовать. От Питера до Хабаровска (почти от моря до моря). Вместо этого внезапно отказался от борьбы и стал чиновником. Жириновский рвал и метал, но что поделаешь. Не те кадры пошли, не того масштаба. Не чета Глущенко со товарищи.

В единый день голосования на избирательных участках Петербурга наблюдатели фиксировали более 350 нарушений. Глава городского избиркома Виктор Миненко заявил, что всё это ― следствие некомпетентности наблюдателей. Ясное дело, что же ещё. Реальные побои, суды ― вот это, конечно, компетентность. Это ресурс. Не просто административный, а прямо государственный.

И всё же петербуржцы победили Беглова. Они явно не рвались на эти фейковые выборы. Потребовалось организовать «дачников», создавших требуемую явку. В том самом заветном жириновском коридорчике Питер ― Новгород ― Псков. А толку? Глазами-то все всё видят. И не забудут. И не простят.

Анна Мышкина, «В кризис.ру»

в Петербурге