Прошёл год с того дня, как в Италии приведён к премьерской присяге лидер Демократической партии (ДП) Маттео Ренци. Годовщина его правления по-разному оценивается в общественных кругах. Италия пока что не смогла преодолеть негативные последствия глобального финансового кризиса. Италия затронута кризисом не так резко, как другие страны южноевропейской зоны, но безработица составляет 13%, госдолг – 2135 млрд евро. Но всё больше итальянцев видят свет в конце туннеля. Первый квартал 2015 года, вероятно, будет окончен с показателем экономического роста в 0,4%. Страна выходит из рецессии, самой длительной за послевоенную эпоху.

renzi6Общественность связывает свои надежды с 40-летним премьер-министром, который за истекший год проявил себя как энергичный государственный деятель. Маттео Ренци настоял на конституционной реформе, изменивший баланс сил между палатами парламента в пользу палаты депутатов (до реформы Италия являлась единственной европейской страной, где для утверждения премьер-министра необходимо было получить большинство не только в нижней палате, но и в сенате). Модернизировалась электоральная система, победившая партия может формировать устойчивое большинство. Ренци также инициировал реформирование рынка труда. Это вызвало закономерные нарекания со стороны профсоюзов, ведь исполнительная власть покусилась на «святая святых» республиканского КЗоТа – право работников сопротивляться увольнениям. Но эта либерализация объективно усиливает конкурентоспособность итальянской экономики. Кабинет Ренци начал также широкие реформы высшего образования и судебной системы. Своей кипучей деятельностью глава правительства снискал уважение многих соотечественников.

renzii2Евровыборы-2014 показали, что именно в Италии основная «партия власти», левоцентристская ДП, получила самый высокий уровень поддержки – 40%. Во многом благодаря «эффекту Ренци». До сего времени в весьма персонифицированной итальянской политике левый центр уступал в части лидерской харизмы и правым (Сильвио Берлускони), и популистам (Беппе Грилло). Феномен Ренци покончил с этим. «Ренци сумел не только подмять под себя Демократическую партию; он сумел убедить избирателей в том, что именно он, Ренци, и является Демократической партией!» – справедливо отмечает римский политолог Адриан Фреччи.

Данное обстоятельство очень интересно ещё вот по какой причине. Европейский левоцентризм практически не имеет ярких лидеров. К примеру, действующий президент Социалистического Интернационала Георгиос Папандреу не сумел на недавних выборах в Греции даже просто стать депутатом парламента. Партию европейских социалистов (ПЕС) возглавляет экс-премьер Болгарии Сергей Станишев, родная партия которого имеет сейчас поддержку менее 20% избирателей.

На фоне этих в общем-то невзрачных лидеров Маттео Ренци, который согласился на вхождение своей ДП в ПЕС, выглядит куда круче. При этом он совсем не похож на политика левой ориентации. Собственно, он им не является. Ведь свою карьеру Ренци начинал у наследников христианских демократов – в Итальянской народной партии. Он скорее социальный либерал, ему не дают покоя былые лавры Тони Блэра. Ренци прекрасно ориентируется в тонкостях европейской политики и понимает, что с чисто практической стороны сегодня лучше быть в более весомой ПЕС, чем, скажем, в ныне существующей лишь на бумаге социал-либеральной Европейской демократической партии.

renzii5Сумеет ли Ренци прогреметь как «итальянский Блэр», покажет будущее. Но политической хватки ему не занимать. Он сумел завоевать пост политического секретаря итальянской ДП в 2013 году, после чего, выражаясь словами политолога Фабио Либерти, «мастерски, искусно  и мягко подсидеть синьора Летту на посту председателя Совета министров».

Бывший мэр Флоренции Маттео Ренци отлично овладел искусством политического маневрирования. Это крайне необходимо в плане управляемости Демократической партии, где существуют самые разные политические тенденции – от умеренно левых социал-демократов до открытых либералов. Тем более, что радикальные элементы в ДП ведут подспудную борьбу против социал-либерального, «не левого» курса Ренци. Но нужно помнить, что нынешнее итальянское правительство представляет собой гремучую смесь из четырёх партий, включая ДП, либералов и правоцентристов. Да, у ДП очень сильные позиции в палате депутатов, но в сенате Ренци очень зависит от партнёров по парламентскому большинству.

Впрочем, это не мешает ему, подчас игнорируя мнение своих однопартийцев, вести рискованные аферы с представителями правой оппозиции – возрождённой силами Берлускони партии «Вперёд, Италия!» Прийти к компромиссным договорённостям по конституционной реформе и ослаблению роли сената левоцентристы смогли только благодаря соглашению с берлусконивцами.

RENZI PUNTA SU MATTARELLA, IL NOME RICOMPATTA IL PDВпрочем, как отмечает французский историк и политолог Марк Лазар, «сейчас странный тактический мезальянс Ренци и Берлускони, похоже, подошёл к концу». Дело в том, что в конце января Ренци протолкнул на пост президента Италии, освободившийся после добровольной отставки президента Джорджио Наполитано, своего политического союзника – бывшего судью, политика-центриста и сицилийца Сержио Маттареллу. Берлускониевцы возражали против этой кандидатуры до конца, но их позицию премьер проигнорировал. После этого «Вперёд, Италия!» решила отказаться от тактики компромиссов с левым центром. Тем более, что социологические опросы показали: на правом фланге «Вперёд, Италия!» стала уступать в популярности правопопулистской Лиге Севера.

Но пока что все эти изменения раскладов в правом лагере напрямую не затрагивают Маттео Ренци. За истекший год его позиции окрепли. На сегодня Ренци является самым сильным и влиятельным социал-либеральным лидером в масштабе Евросоюза.

Эрик Крещенский, специально для «В кризис.ру»

У партнёров