Французский реконструктор-виконт сотрудничает с реконструкторами иными

Определённые политические силы Европы продолжают консолидироваться на платформе поддержки президента РФ. «Жизнь ведёт Путина к чему-то высшему», – говорит  Ассунта Альмиранте, вдова легендарного лидера итальянской неофашистской партии. «Путин является одним из немногих европейских лидеров с чёткими идеями о том, что лучше для Европы», – заявляет ветеран неофашизма Адриано Тильгер. Дальше всех, однако, заходят ультраправые Венгрии и Франции. «Крым российский, Закарпатье мадьярское!» – провозглашает партия «Йоббик», гордая участие Венгрии в войне за Третий рейх. «У нас с Путиным общие ценности», – по-своему гордится Марин Ле Пен.

filjadevilja

Конкуренты семейства Ле Пен стараются не отставать. «Франции не хватает Владимира Путина!» — возглашает виконт де Вилье, только что посетивший Крым. Виконт-бизнесмен заключил конкретное соглашение с правительством полуострова и российской олигархической структурой. А заодно заверил Путина, что постарается содействовать снятию европейских санкций против РФ.

Предки виконта яростно боролись с Французской революцией за короля, старый порядок и сеньориальные права.

Филипп де Вилье не является неофашистом. Он возглавляет крайне правую консервативно-традиционалистскую партию «Движение за Францию». Происходит из старинного аристократического рода. Причём не просто французского, но – что символично – вандейского. Предки виконта яростно боролись с Французской революцией за короля, старый порядок и сеньориальные права. С таких Виктор Гюго писал в романе «Девяносто третий год» образ фанатично жестокого роялиста маркиза де Лантенака.

Вандейские аристократы XVIII века готовы были облачиться в английские и прусские мундиры (и кстати, в контрреволюционной надежде взирали далеко на восток, ждали помощи от «могучего русского медведя»). Но в XX веке отец Филиппа де Вилье отважно сражался с немецкими оккупантами. Детей воспитывал в традициях национал-патриотического Сопротивления. И в традиции католического консерватизма.

Движение виконта придерживается позиций респектабельного консерватизма, однако именно он ввёл известное выражение «польский сантехник»

Де Вилье сделал эффектную политическую карьеру в правом лагере. Был депутатом вандейского законодательного органа и французского Национального собрания, возглавлял Генеральный совет Вандеи. В 1994 году основал «Движение за Францию». Первоначально партия была региональной, отстаивающей вандейские – понятно какие – традиции. Постепенно она укрепилась, расширилась и стала заметным конкурентом лепеновского Национального фронта. Отличие в основном то, что НФ не чурается ассоциаций с фашизмом, тогда как движение виконта придерживается позиций крайнего, но респектабельного консерватизма. Например, де Вилье подчёркнуто активно развивает программы в африканском Бенине (по-отечески помогает) и при этом именно он ввёл известное выражение «польский сантехник». Мы, мол, не расисты, мы лишь охранители традиций от наплыва иммигрантской черни, даже если чернь – белая…

puydufouФилипп де Вилье не только известный политик, но и крупный предприниматель. Начинал с информационно-коммуникативного кластера, основал профильный вуз, владел радиостанцией. Потом переключился на – внимание! – коммерческие исторические реконструкции. Был основан парк Puy du Fou, в котором молодёжь воспитывали на постановках – преданные сеньору, кюре и королю вандейские пейзане сражаются за «Французский мир» с якобинскими революционными монстрами из тогдашнего «Левого сектора». Работа была поставлена на прибыльную основу, Puy du Fou превратился в солидную бизнес-структуру. Не забывал де Вилье и о хай-теке – в бытность главой местного генсовета всячески развивал IT, создавал региональный «креативный класс». Конечно, офисные юноши-девушки были благодарны виконту. Посидев за компом, шли смотреть, как предки воевали за монархию. Но этих голосов всё же не хватило, чтобы стать президентом – на выборах 2007 года Филипп де Вилье собрал немногим более 2% голосов.

 Виконт де Вилье подошёл к делу основательнее других: он провёл переговоры о создании в Крыму реконструкторского исторического парка развлечений «Царьград»

Немногие политические структуры Европы поддержали аннексию Крыма. Среди них французский Нацфронт и венгерский «Йоббик», даже приславшие наблюдателей на референдум 16 марта. В этом же ряду вандейское «Движение за Францию», последователи феодальной монархии. Причём виконт де Вилье подошёл к делу основательнее других.

Посетив на днях Крым, он провёл переговоры о создании на полуострове реконструкторского исторического парка развлечений. На ближайшие пять лет в 60-гектарный объект вложат минимум 4 млрд рублей. Соответствующий меморандум о намерениях хозяин Puy du Fou подписал с Сергеем Аксёновым (и.о. главы Республики Крым) и Константином Малофеевым (совладелец «Ростелекома»). Аналогичную тему, только уже на 18 млрд, Малофеев и де Вилье развивают под Москвой.

Католический традиционалист де Вилье вполне разделяет эстетику православного олигарха Малофеева: имперская державность, старый порядок, домострой, майданная чернь должна знать своё место…

strelokСоздаваемый парк должен получить название «Царьград» – католический традиционалист де Вилье вполне разделяет эстетику православного олигарха Малофеева. Имперская державность, старый порядок, домострой, майданная чернь должна знать своё место… Что интересно, почти одновременно появилась информация (официально пока не подтверждённая), что в наблюдательный совет одной из структур Малофеева вошёл другой исторический реконструктор – Игорь Гиркин-Стрелков. Четыре месяца воевавший на Донбассе против украинских «анархо-фашистских якобинцев», за империю православного благолепия. (После отстранения Стрелкова с поста военного министра в правительстве ДНР, кое-кто забеспокоился о его судьбе – оставят ли коварные спецслужбы несгибаемого бойца в живых? Похоже, озабоченные могут расслабиться.)

Встретился Филипп де Вилье и с Владимиром Путиным. «Я был потрясен харизмой этого политика, – говорит виконт. – Он несколько раз повторил, что Россия рада иностранным и французским инвесторам. Я сказал Владимиру Путину, что санкции – это боевые действия, а сотрудничество – действие мирное. Все умы, любящие Европу и Россию, втайне хотят выйти из этой ситуации». Серьёзный разговор. И посредник от евроэлиты тоже серьёзен.

Известно высказывание де Вилье: «Франции не хватает Владимира Путина. Я лишь повторяю слова простого народа, которые слышу каждый день вокруг себя. Эта фраза на устах у всех здравомыслящих людей: «Сегодня Франции вместо Олланда нужен такой парень, как Путин!» То есть дальновидный президент-патриот, способный принимать решения».

Что именно привлекает в российском президенте французского ультраконсерватора и его единомышленников? Достаточно многое. Декларируемый традиционализм, очевидная тяга к общественной архаике. Как говорили изгнанные революцией французские монархисты, «управлять народом надо по-отечески, но твёрдо» – примерно как сейчас в РФ. Это – глубинное. Есть и ситуативные, но важные моменты – например, антиамериканизм. Де Вилье в этом плане вторит здешним киселёвым: «Америка ведёт себя неразумно. Она хочет взять Украину в НАТО, свергнуть Путина, заполучить Россию и установить там свою мультикультурную, универсалистскую и потребительскую идеологию».

delleimerНе все европейские ультраправые, не все фашисты так самозабвенно поддерживают нынешний режим РФ. Не все, подобно Марин Ле Пен, требуют «федерализации Украины» и разоружения «Правого сектора». Например, среди неофашистов Италии симпатии к Путину поразительным образом совмещаются с поддержкой революционной Украины. Такие ветераны движения, как Стефано Делле Кьяйе и Марио Мерлино, скорее видят в Путине представителя бюрократии и олигархического капитала, принципиально не отличающегося от Обамы, Олланда или Си Цзиньпина. Но даже они отдают ему должное за противостояние Евросоюзу. Ведь главный противник для них сегодня – бюрократия Брюсселя, а не Москвы.

Но общая тенденция однозначна. Реконструкторы старого порядка тянутся к Кремлю. Отчаявшись самостоятельно завоевать популярность в своих странах, деятели, подобные виконту ориентируются на политические амбиции, военную силу и финансовые возможности государства РФ. «Кто против нас с Путиным?»

 Никита Требейко, «В кризис.ру»

Поделиться