Губернаторы-побратимы городов-побратимов

Разворачивание РПЦ на необъятной территории РФ набирает обороты. Православные захватывают уже не только храмы. Объектом их домогательств стали даже земли, на которых храмы когда-то стояли. На очереди всемирно известные памятники архитектуры, давно утратившие или вовсе никогда не имевши религиозного предназначения — петербургский Исаакий и крымский заповедник Херсонес Таврический .

xerconec4Исаакиевский собор и храм Спаса-на-Крови вместе со Смольным и Сампсониевским соборами образуют единый музейный комплекс. Сугубо светский. Приносящий в городскую казну немалые средства. Ни один из соборов не был построен на средства РПЦ, все работы по их возведению и убранству финансировались казной. Все они имеют привязку к конкретным событиям русской истории, причём не религиозной, а светской.

Тем не менее, городская администрация, не спешит защитить петербургское культурное наследие и даже собственную казну от посягательств церкви. Робкий голос председателя Комитета по культуре Сухенко, сославшегося на мнение экспертов, что соборы представляю собой скорее культурно-историческую ценность, чем церковно-приходскую, услышан не был.

Ответ из Смольного на требование о передаче Исаакия ещё не последовал, но большинству горожан он очевиден: богобоязненный губернатор пойдёт навстречу пожеланиям церковников. Ведь отдал же он им Смольный собор и землю под восстановление давно забытого храма на 6-й Советской. Собственное благочестие ему явно важнее интересов рядовых граждан.

Впрочем, они ещё сопротивляются. Инициативная группа, состоящая из депутатов ЗакСа и активистов — защитников российской культуры, организовала сбор подписей под петицией против передачи Исаакия церкви и даже планирует провести городской референдум на эту же тему. «Существуют небезосновательные опасения, что усилий РПЦ будет недостаточно для проведения масштабных реставраций уникальных объектов культурного наследия, просто поддержания их в надлежащем состоянии. Будет полностью ликвидирована образовательная и просветительская составляющая: вряд ли РПЦ будет проводить экскурсии, организовывать разнообразные выставки и концерты классической музыки. Исаакиевский собор также является объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО. Ежегодно храм посещают более 3 млн туристов из разных стран. Музей является третьим по посещаемости в Санкт-Петербурге», — говорится в петиции, направленной губернатору. Ответа на неё пока тоже нет. Как и реакции на планируемый референдум. Собрание инициативной группы проигнорировали и в администрации, и в епархии. Справедливо рассудив, что привычный ко всякому произволу российский обыватель как-нибудь переживёт и это надругательство над его правами.

Вероятно, в таком подходе есть свой резон. Подписей под петицией за три дня в городе с пятимиллионным населением (что вдвое больше, чем во всём Крыму) собрано всего 16 тысяч. Инициаторы называют это большим успехом: «Мы всколыхнули информационное поле и вызвали общественный резонанс!»

xerconec2Вообще-то петиция — это попросту челобитная, что уже само по себе лишает её какого-либо гражданского пафоса. Тем более бессмысленно обращаться с ходатайством к человеку, который очевиднейшим образом с требованиями РПЦ согласен. Вряд ли митрополит Варсонофий рискнул бы потребовать себе главный городской собор без предварительного одобрения Полтавченко. Хотя бы молчаливого. Впрочем, жаловаться вообще глупо — губернатор был официально выбран большинством петербуржцев на честных конкурентных выборах. Так что любое его решение изначально ими санкционировано.

Точно так же, как и решение его коллеги из города-побратима Севастополя. Губернатор Меняйло уже второй раз за год меняет директора национального заповедника «Херсонес Таврический». В начале года он выгнал Леонида Жунько, который добился того, что заповедник был внесён в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Якобы за проукраинские настроения. Сменил его Андрей Калугин, признанный специалист по подводной археологии. Возможно, при его участии со дна Таманского залива были выловлены две знаменитые амфоры, но дело даже не в этом…  Не прошло и полгода с момента назначения, и Меняйло пригрозил: «На данный момент Контрольно-ревизионное управление приступило к проверке музея… Я не удивлюсь, если по итогам кое-каких мероприятий на бывшего директора будет возбуждено уголовное дело».

Ревизия будет проводиться под непосредственным руководством нового директора — настоятеля Свято-Владимирского собора в Херсонесе, протоиерея Сергея Халюты. Нынешний директор крупнейшего крымского музея и научно-исследовательского института имеет для этого вполне подходящую квалификацию. Он очно закончил среднюю школу и медучилище, экстерном — Одесскую духовную семинарию, заочно — Московскую духовную академию.

«Практика Троице-Сергиевой лавры и Соловецкого монастыря показывает, что священнослужитель может быть очень эффективным и одновременно заботливым директором музея,— назидательно напомнил глава синодального отдела по взаимодействию церкви и общества Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин.— Прекращаются конфликты, многочисленные паломники не только осматривают экспонаты, но и вовлекаются в культурную и просветительскую работу. И уж чему точно помогает такая ситуация — исключению крайности коммерческого использования музейных зданий и территории».

Несмотря на эти уверения, назначение Халюты вызвало бурную эмоциональную реакцию именно в Северной столице.

«Ну и как он будет руководить? — возмутился известный питерский историк Лев Лурье. — Спор не из-за того, что он священник. Я его статей не нашёл. Пока это выглядит как действительно надругательство над святым местом». Ещё резче высказался директор Государственного Эрмитажа. «Подобное назначение лично мне кажется провокацией, которая чревата серьёзными социальными обострениями, международной напряжённостью, — сказал Михаил Пиотровский. — Главное идеологическое значение Херсонеса для нашего народа, нашей страны, состоит в том, что это наше право на цивилизацию. Наше право на то, чтобы называться цивилизованным обществом». Его поддержала главный хранитель Эрмитажа Светлана Адаксина. Херсонес — это памятник ЮНЕСКО, который вошёл в охранный список со стороны Украины, и когда Крым был присоединён к России, многие западные СМИ высказывали сомнения в сохранности памятника из-за переподчинения другой стране, сказала она, «сейчас мы даём повод вновь вести такие разговоры».

xerconec1Трогательные переживания из-за крымского заповедника оказали бы более сильное впечатление, если бы прозвучали на фоне победных реляций о спасении Смольного собора и Благовещенской усыпальницы Александро-Невской лавры от посягательств РПЦ.  Пока сотрудники «Херсонеса Таврического», ещё помнящие украинскую вольницу и непривычные к российским реалиям, справляются без помощи петербургских коллег. «Вы — не удельный князь, чтобы принимать такое решение. Перед вами свет херсонесской науки, а вы работаете только пару лет! Даже Украина себе не позволяла такого, что делаете вы!», — услышал от них губернатор Меняйло. «Я имею такое право и полномочия, и я не обязан отчитываться за свои действия», — отрезал губернатор. Но добавить, что все они холопы, и он научит их родину любить, как сделал 1 мая, обращаясь к севастопольским бизнесменам, не решился. Пока. Но ведь и Полтавченко начинал с признания в непреходящей любви к Петербургу и его культуре… В конце концов, они не в Украине живут, опыт усмирения непокорных в РФ накопился немалый. У того же Меняйло.

Ульяна Коваленко, специально для «В кризис.ру»

Поделиться