По мере трансформации политической системы, должна повышаться роль подзабытого было Общероссийского народного фронта (ОНФ). Тоталитарные диктатуры опираются на идеократические партии. Авторитарные, типа нынешней РФ, чаще используют идеологически размытые движения «персональной преданности». ОНФ давно планировалось доставать из запасника, взамен скомпрометированной «Единой России». Характерно, что медиафорум «Правда и справедливость» с участием президента Путина прошёл под эгидой фронта.

Основы укрепились, со стабильностью сложнее

praispra1Мероприятие заострило на себе внимание выступлением главы государства. Говорил Путин о проблемах, касающихся каждого россиянина – экономике и информации. Тут не отмахнёшься и мимо не пройдёшь. Слушать придётся каждому.

В победной тональности президент снова повторил, что санкции «легко преодолены» и даже оказались полезны – «помогли очистить российский рынок». Особую гордость верховной власти вызывают бесперебойные расчёты российских предприятий с иностранными кредиторами. Но было сказано и об иной стороне: «Цена на нефть упала со 100 долларов до 60 долларов, но до нуля она же не может упасть». О каких-либо мерах по преодолению сырьеэкспортной зависимости ничего не говорится. Способов подтолкнуть нефтяные цены к повышению тоже не просматривается. Высказана лишь надежда не остаться на нуле. Кстати, не так давно Владимир Путин предрекал обрушение мировой экономики – не менее – если нефть будет стоить $80. Теперь она стоит $60. Мировая экономика обрушенной не выглядит. Зато в Москве: «До нуля же не может…»

«Фундаментальные основы российской экономики укрепились. Стабильность не может быть разрушена абсолютно», – именно эти слова цитируются федеральными СМИ как лейтмотив президентского выступления. К сожалению, не уточняется, что есть эти фундаментальные основы и каковы параметры этой стабильности. Если речь идёт об олигархическом контроле госкомпаний и госбанков, сырьевом структурном перекосе, гипертрофированном бюрократическом вмешательстве, производственно-технологическом застое, то спорить не приходится. Всё это за минувший год действительно укрепилось. Наряду с военно-полицейским уклоном в экономических приоритетах. Что же касается стабильности, то с этим сложнее.

Идеи «полностью рублёвой экономики» посмешили экспертов

praispra2Свою оценку президент обосновывал «укреплением рубля независимо от колебаний цены на нефть». Формально это соответствует цифровым показателям – по официальному курсу доллар стоит около 52 рублей, евро около 57, и эти уровни держатся сравнительно давно. Одно время имел место и некоторый подъём. Но тут полезно применить минимальные ресурсы историко-экономической памяти. Исходный рубеж укрепления рубля – середина декабря 2014-го. Доллар тогда доскакивал до 80 рублей, евро и вовсе до 100. С такого уровня мудрено не подрасти.

Большие путинисты, чем сам Путин, как всегда, уже нашли решение. Яркий представитель жириновской молодёжи депутат Госдумы Михаил Дегтярёв вносил законопроект, запрещавший прикасаться к долларам. Ещё в середине 2012-го те же мудрости выкрикивал депутат Евгений Фёдоров (член фракции ЕР и основатель знаменитого ныне НОДа). Год назад «максимально исключить доллар из обращения на территории России» рекомендовал президентский советник Сергей Глазьев (в молодости один из столпов гайдаро-чубайсовской команды, с тех пор побывавший и в КПРФ).

Идеи «полностью рублёвой экономики» посмешили тогда экспертов. Они логично спрогнозировали тотальную теневую долларизацию, если подобные законопроекты получат хоть минимальный ход. Алексей Кудрин назвал концепцию Глазьева санкциями жёстче западных.

Теперь предложения «сократить использование иностранной валюты и расширить использование рубля в международных расчётах» звучат уже не от патентованных затейников. Разговоры об этом ведутся на межведомственной комиссии Совета безопасности РФ. Правда, о сколько-нибудь конкретных нормативных проектах ничего сказано не было. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, как это регулярно у него теперь случается, сообщил, что «не знает, о чём речь» и напомнил, что «у нас и так рублёвая зона». Министр финансов Антон Силуанов поставил точку в этой… дискуссии: «Когда мы отвяжемся? Когда нефтегазовые доходы – а сегодня это 50% доходов федерального бюджета – будут меньше 20-30%».

praispra3Президент Путин эту тему обошёл. Предпочёл поговорить о вещах, менее актуальных, но более радостных – об инвестициях. Особенно – частных. И желательно в оборонный сектор. Поскольку «у нас открытая экономика», инвестировать в ВПК РФ Путин отдельно пригласил иностранный бизнес.

Путин считает нужным по-советски ранжировать привилегии

Что бывает не слишком часто, президент РФ взялся прямо пропагандировать опыт СССР. Конкретно – в том, что касается привилегий чиновничества. Тема он поднял не сам, а в ответ на жалобы бурятского журналиста – дескать, много денег получают госслужащие.

Жалобщик получил президентскую отповедь: «Чтобы привлекать на госслужбу молодых людей, уровень их заработной платы должен быть соизмерим с рынком труда». А привилегии, по мнению Путина, следует по-советски ранжировать: «Конечно, нужна чёткая регламентация, кому и что положено. В советское время было расписано – кому по должности положена «Чайка», кому «Волга». Минфину – то есть Силуанову – уже поручено этим заняться. Инструктор райкома до секретаря обкома должен дорастать постепенно.

Посетовав на многократные разрывы между окладами администраторов и средними зарплатами, Путин напомнил, что чиновники живут не только на бюджетное жалование. Они имеют и другие вполне законные источники. Например, проценты со сберкнижек. Так будет и впредь, по умолчанию успокоил президент. Но потребовал, чтобы эти доходы стали прозрачны. На фоне недавнего совершенно официального засекречивания доходов руководителей госкомпаний это требование впечатлило.

praispra4

В давлении на СМИ виновата сама пресса…

Поговорив о социальной справедливости (излюбленная тема каждого советского генсека), Путин перешёл к вопросам агитации и пропаганды. Начал он с того, что средства массовой информации в России, как в любой демократической стране должны быть независимыми. Вместе с журналистами он возмутился давлением на СМИ, которое кое где у нас порой ещё в отдельных случаях оказывают отдельные чиновники. И прозрачно намекнул, что пресса сама в этом виновата: «Для этого нужно, чтобы сами средства массовой информации были действительно независимыми и чтобы в этом не было ни у кого сомнений. Нужно обязательно добиться того, чтобы никто не пробовал даже использовать средства массовой информации для достижения своих бизнес-интересов, каких-то других интересов, не связанных с интересами общества или региона, где функционирует то или другое средство массовой информации».

Сказано несколько тяжеловесно, но понятно. Не ищите денег на стороне. Будьте довольны тем, что начальство сочтёт нужным назначить. Тогда назначит достаточно. Особенно если издания будут должным образом «утверждать принципы морали и нравственности» (главным из которых практически открыто провозглашена любовь к начальству). Как вежливый человек, упомянул президент и гостеприимных хозяев – ОНФ он назвал неформальным инструментом развития СМИ.

Итак, взятый курс подтверждён с трибуны ОНФ: разобраться, кому что по должности положено, укреплять данную мораль, а Минфину изыскать на это средства, пока не обрушилась мировая экономика. Как говорили в советское время, «цели определены, задачи поставлены, за работу, товарищи».

Анатолий Кружевицын, «В кризис.ру»

Власть

У партнёров