Партия власти сдает города, отступая во фронт

Лоббируемый местными властями Яков Якушев занимал должность первого заместителя мэра. При этом следует отметить, что кандидат в ярославские мэры от «Единой России» Сергей Ястребов, победивший на партийных праймериз, отказался от борьбы за городскую власть. За десять дней до выборов он перешел в правительство Ярославской области, уступив вице-мэрскую должность Якушеву. Рокировка была воспринята как подтверждение смычки административных структур с коммерческими. Якушев возглавляет совет директоров компании «Русские краски», одного из крупнейших предприятий лакокрасочного кластера российского химпрома. «У Якова Якушева большой опыт работы и серьезные связи на федеральном уровне. Уже сейчас Яков Якушев имеет договоренности о привлечении в город серьезных инвестиций», – представил промышленника-чиновника мэр Ярославля Виктор Волончунас. После чего оформил отпуск и отбыл за границу. Свежеиспеченный зам вступил в исполнение обязанностей мэра.

С одной стороны, шаг Волончунаса вроде бы усиливал позицию Якушева. Но с другой – по сути, сильно ее подорвал: недавний бизнесмен еще не освоил административный ресурс. Многоопытный Волончунас занимал свой пост 23 года, впервые возглавив исполком Ярославского горсовета еще в СССР (кстати, на волне горбачевской демократизации). Якушева оставили один на один с энергичным соперником, который стремительно набирал баллы народной поддержки на волне протестного голосования.

Причины победы Евгения Урлашова лежат на поверхности. В первую очередь это усталость от бессменного рулевого и его правления, нежелание вотировать заявленного преемника. Ярославль, несмотря на все парадные официальные отчеты, все глубже увязал в дотациях. Засилье привилегированных структур, как и в большинстве других субъектов Федерации, било по местному бюджету. Дошло до того, что на празднование 1000-летия города московские девелоперы, оккупировавшие все юбилейные застройки, сами задолжали местным поставщикам многомиллионные суммы и спустили дело на тормозах.

Дотационная политика как рычаг вертикали превратилась в удавку для регионов. Поскольку почти вся налоговая нагрузка в России лежит на предприятиях, а не на гражданах, то НДПИ, НДС и налог на прибыль дают свыше 80% доходов в бюджет. Но не в местный, а в федеральный. Именно поэтому Урлашов поставил вопрос о перераспределении налоговой базы, смещении акцентов в пользу города и области.

Остро стоит в Ярославле коррупционный вопрос. В одном из интервью Урлашов вспоминал, что местный планетарий обошелся городу в 800 миллионов рублей. Реальные затраты на строительство превышены более чем втрое. Городская электросеть, акционированная и выставленная на продажу в 2010 году, оказалась куплена за 900 миллионов – притом что нижний порог ее стоимости был жестко задан величиной 1,2 миллиарда. И так далее.

Наконец, горожан раздражало равнодушие властей к насущным нуждам – безобразное состояние дорог (рядом с которыми петербургские проблемные участки выглядят немецкими автобанами), многолетние очереди в детские сады, катастрофический износ фондов ЖКХ при растущих расценках на обслуживание. Все это стало третьим социальным фактором политического протеста.

Настроения созрели задолго до декабрьского общероссийского всплеска. В сентябре под Ярославлем разбился самолет с местной хоккейной командой. Это ввергло ярославцев в шок. Десятки тысяч людей вышли на улицы города, чтобы почтить память хоккеистов «Локомотива». Власти же, готовившиеся принять мировой политический форум, по мнению многих, не отреагировали должным образом. Более того, Урлашов намекает на то, что причиной гибели хоккеистов могла стать загруженность местного аэропорта рейсами для высокопоставленных лиц и вызванная этим обстоятельством спешка со взлетом. После трагедии Урлашов покинул ряды «Единой России».

«Откровенно скажу: недооценил» – так прокомментировал победу беспартийного кандидата губернатор Ярославской области Сергей Вахруков. Успех Урлашова он объяснил «фантастической проделанной работой»: начав кампанию за полтора года, муниципальный депутат обошел буквально каждый двор. Но дело не только в этом. «Это были выборы, спровоцированные новой тенденцией отношения к власти, – признает губернатор. – Если выводы будут сделаны – будут результаты. Не будут – увидим очередные такие провалы».

Новая тенденция – отторжение политической элиты (бизнес-элита воспринимается как ее составная часть, что, кстати, подтвердилось в Ярославле назначением крупного промышленника на чиновную должность). Лишь устойчивость федеральной власти, организационная слабость и в общем низкая популярность разнородной оппозиции предотвращает волну «муниципальных революций», подобную событиям 1989–1990 годов, когда секретари обкомов сыпались костяшками домино. Стоит появиться активной и нескомпрометированной альтернативе – и она немедленно обретает массовую поддержку. Это серьезный сигнал.

Характерно, что Яков Якушев принимал определенные меры, благо новая должность позволяла «припаривать» городской бюджет. Постановлением от 24 марта он увеличил расходные статьи в социальной сфере, соответственно ограничив содержание чиновного аппарата. В результате возрос бюджетный дефицит (доходы на 2012 год заявлены в 12,84 млрд рублей, расходы – в 15,14 млрд), но на исход выборов это не повлияло. Другое дело, что федеральный центр имеет мощный рычаг воздействия на нового мэра. В этом контексте намеки секретаря президиума генсовета «Единой России» Сергея Неверова на неправильный выбор ярославцев обретают вполне конкретный смысл. Его речь уже квалифицирована как «угроза мятежному городу». Но это не назовешь извлечением уроков, о необходимости которого говорит губернатор Вахруков.

Фактически «Единая Россия» капитулировала в Ярославле еще до выборов. Трудно расценить иначе самоотвод Сергея Ястребова. Первоапрельское голосование лишь подвело закономерную черту. Поражений подобного масштаба ЕР, пожалуй, еще не знала. Между тем политический процесс во многом инерционен – как говорится, трудно лишь начать… Переформатирование партии власти становится неотложной задачей. В этом плане характерно заявление премьера о предстоящей регистрации «Общероссийского народного фронта».

Поделиться