Под самую ёлочку, 31 декабря 2015 года, президент РФ Владимир Путин своим указом утвердил обновлённую стратегию национальной безопасности РФ. Из этого следует, что такая стратегия уже была. Указ «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» был подписан 13 мая 2009 года. Понятно, что не Путиным. Но не будем искать палки в колёсах былого тандема. Так или иначе, ознакомление с документами, которые определяют внутреннюю и внешнюю политику РФ на ближайшие годы, вызывает ряд болезненных вопросов.

ctratebez1Сегодня нюансы обновлённой стратегии нацбезопасности комментировал помощник секретаря Совета безопасности РФ Сергей Вахруков. И мало кто заметил, что, если верить совбезовскому сайту, за день до того, примерно тем же занимался заместитель с Совбеза Евгений Лукьянов. Обычно чиновники выступают в несколько иной последовательности. Тем более по одному и тому же вопросу. Видимо, кому-то потребовались быстрые уточнения.

Если даже поверхностно знакомишься с точками приложения стратегии, т.е. с вызовами безопасности РФ, то не можешь не удивляться. Если верить Путину, то сейчас РФ не претендует на статус мировой державы. По крайней мере, в этом состоит суть его ответа на сентенцию Обамы о России как державе региональной. Однако главной внешнеполитической проблемой по-прежнему значится противостояние с НАТО. Приближения его инфраструктуры к российским границам длится третий десяток лет. И периодически данная тема оживляется. (Обычно это делалось из соображений внутриполитических – когда возникала нужда в сплочении вокруг президентов. Сначала Ельцина, потом Путина.) Думается, после украинских событий, Крыма и Донбасса, ничего принципиально нового мы здесь не увидим.

Другое дело – ситуация в российской экономике. Которая, вопреки обыкновению, тоже вышла в топ проблем национальной безопасности. «Значительное внимание в Стратегии национальной безопасности России уделено определению главных стратегических угроз национальной безопасности в экономической сфере, к которым отнесены, в том числе низкая конкурентоспособность, сохранение экспортно-сырьевой модели развития и высокая зависимость от внешнеэкономической конъюнктуры, отставание в разработке и внедрении перспективных технологий, несбалансированность национальной бюджетной системы, недостаточный объем ресурсов для кредитования, незащищённость национальной финансовой системы», – просим читателя извинить за столь длинную цитату из г-на Вахрукова. И согласимся, это нечто новое. Никзкая конкурентоспособность и нефтяная игла до сих пор в перечни угроз безопасности так прямо не включались. Скорее, по умолчанию считались чуть ли не нормой. Пока цена на нефть не «полетела вниз с уступа на уступ» («Святая Иоанна скотобоен» Бертольта Брехта), а доллар по отношению к рублю параллельно не устремился вверх (78 рублей 67 копеек по курсу Центробанка на 19 января).

ctratebez2Как говорится, правильно поставленный диагноз – уже половина лечения. Но завораживает скорость, с «энергетическая империя» преобразуется в государство-полубанкрота. И интересный подход к стратегии нацбезопасности РФ. Получается, она напрямую и кардинально зависит от биржевых колебаний. Не говоря о «ресурсах кредитования». Каким образом отключились иностранные источники – которые явно имеются в виду, все мы знаем. Может быть, об этом стоило подумать заранее, принимая позапрошлогодние решения. Или опять – что ни случись, всё неожиданно?

Со стратегическим планированием вообще беда. Помнится, месяца три назад едва ли не главным российским союзником в Передней Азии была Турция. Однако понадобилось не только защищать Башара Асада, но и бомбить туркоманов. О которых, по откровенному признанию президента РФ, ничего не знали, но всё-таки бомбили. Результат известен. Сейчас Москва усиленно заигрывает с Тегераном. Например, собирается дать кредитов на $7 млрд. Это под разговоры о необходимом и вынужденном секвестировании бюджета России. И при том, что Иран, избавившись от многолетних санкций, мощно выходит на нефтерынок, продолжая опускать цены.

Персы благодарят. Однако когда им предлагаются российские товары, тактично отказываются. Как случилось с предложенными SSJ-100 и Ту-204. За поддержку своего сирийского клиента Асада аятоллы тоже благодарны. Отводя при этом свои наземные войска из Сирии. Иранские интересы там теперь есть кому отстаивать. Можно на этом слегка сэкономить.

ctratebez4Тем временем Россельхознадзор предупреждает: транзита турецких товаров в РФ через иранскую территорию недопустим. Замечательно. Значит, тегеранские друзья Москвы ещё и помогают Анкаре обходить российское эмбарго. Вот это дружба так дружба, новый друг круче старых двух. Если Ким Чен Ын также благодарен за поставки сена, как Хасан Роухани за поддержку в Сирии и кредиты, то у отношений РФ с КНДР большое будущее. Как и у мудрой российской дипломатии.

Недаром про Иран в стратегии пока – ни слова. Упор делается на Китай и Индию. Что ж, Пекину уже уступлена кое-какая российская территория. Газ поставляется на китайских условиях. Которые партнёры задним числом меняют в свою пользу. А заодно закупают нефть у Анголы и готовятся закупать газ у Мозамбика. Но в целом Си Цзиньпин может быть доволен. Теперь надо думать, как завоевать благоволение Нарендры Моди.

Нынешняя внешняя политика РФ часто сравнивается с советской. Союзы выстраиваются по идеологическому признаку, по всему миру подыскиваются социально близкие режимы. Но это сходство очень неполно, есть в нём оттенок пародии. Международный отдел ЦК КПСС и МИД СССР жёстко продвигали свой интерес – распространение по миру советской системы. Платили тем, кто реально в этом помогал. Теперь же союзников выбирают по сугубо церемониальному принципу. Приехал Мугабе в Москву на праздник – вот уже и союз ради национальной безопасности.

Как долго продержится такая схема? И что нужно сделать, чтобы развивать промышленно-технологическую базу, национальную инновационную систему, модернизировать приоритетные кластеры, повышать инвестиционную привлекательность, улучшать деловой климат? Похоже, эти вопросы не по адресу…

Аркадий Орлов, «В кризис.ру»

в России

Власть

У партнёров