Сергей Шойгу приступает к спасению Подмосковья

В послевыборной России началась смена руководителей регионов. Саратовские или мурманские дела непосредственно волнуют местных жителей да политологов. Другое дело столичный регион. Не только Москва, но и Московская область. Приход на губернаторский пост в Подмосковье многолетнего главы всероссийской спасательной службы привлек внимание и переменами в «стратегическом предполье» столицы, и личностью нового областного руководителя.

Подмосковная кадровая революция была поистине молниеносной. 23 марта губернатор Московской области Борис Громов принял решение обратиться к президенту РФ и в высший совет партии «Единая Россия» с просьбой не рассматривать его в качестве кандидата на следующий срок. 30 марта ЕР предложила на рассмотрение Дмитрию Медведеву кандидатуры Игоря Пархоменко (первого заместителя председателя правительства Московской области), Александра Ходырева (главы города Реутов) и министра по чрезвычайным ситуациям Сергея Шойгу. Раздумья президента были недолгими, решение очевидным. 4 апреля он предложил главу МЧС. На следующий день областная дума единогласно утвердила Сергея Кужугетовича в должности губернатора.

Правда, при голосовании не обошлось без маленького скандала. Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов говорит о невыполненном местными депутатами от СР партийном решении. Справороссам было предложено не поддерживать кандидатуру Шойгу. Однако те пошли наперекор воле партийного руководства, солидаризовавшись с единороссами, коммунистами и жириновцами.

К новым обязанностям Шойгу приступит 11 мая. Какое же наследство его ждет? К чему он приложит, по собственным заверениям, все усилия, знания, энергию?

Главный вопрос, которым ему предстоит заняться, – реализация проекта «Большая Москва». Как известно, с 1 июля 2012 года к Москве отойдет 148 тысяч гектаров новых территорий, что увеличит площадь столицы в 2,4 раза. Речь идет про существенные части Подольского, Нарофоминского и Ленинского районов Подмосковья. В границы столицы также войдет наукоград Троицк. Помимо этого, по прежде заключенным между Москвой и Подмосковьем соглашениям, в черту столицы включаются Люберецкие поля аэрации, которые пойдут под жилую застройку. Первыми на новых землях обоснуются президентско-административные и правительственные структуры.

Глобальное переселение чиновников – дело не быстрое. Весь процесс освоения займет до 20 лет. Но Шойгу сразу столкнется с глыбой проблем – экономических, хозяйственных, имущественных, юридических, социальных, даже психологических. Для примера возьмем ситуацию с застройкой отходящих территорий.

Уже начались споры вокруг многоквартирных объектов, построенных на землях садовых товариществ. Схема всегда одинакова: члены товариществ в свое время сбрасывались на постройку канализации, проведение воды и газа, заключали договора соинвестирования на строительство электросетей. Затем строились в небольшие дома на несколько семей. Эти стройки признавались законными, суды подтверждали соблюдение строительных норм и определяли доли собственников в натуре. Но потом стали появляться распоряжения «навести порядок», пошли «жалобы», и под воздействием административного ресурса те же суды начинают менять позицию. Притом что зачастую по соседству с этими домами – установлено около 150 таких объектов – возводятся таунхаусы, земля под которыми считается зоной малоэтажной застройки.

Владельцы строений обвиняют чиновников в стремлении зачистить территории, отходящие к Москве по печально знаменитому сочинскому методу. Договориться будет куда труднее, чем в Краснодарском крае. Столице уже знакомы примеры ожесточенного сопротивления в Южном Бутове и Речнике. Остается лишь предполагать, что будет, когда похожие очаги сопротивления начнут возникать на территории бывшего Подмосковья.

А времени в обрез. Но фактор времени будет играть скорее в пользу Сергея Шойгу. Менее чем через три месяца эти хлопоты лягут на плечи его московского коллеги. Однако и ему придется нелегко. Ведь основными лоббистами присоединения были столичные банки, корпорации, девелоперы и несколько физических лиц, владеющих большими земельными участками в Московской области. За право поучаствовать в развитии новых территорий идет острая конкуренция. Естественно, все хотят прийти на максимально свободные земли. Если они таковыми не окажутся, у нового губернатора начнутся нелегкие времена.

Пока сделано послабление: после землеотвода в распоряжении обладминистрации оставлены Щербинка, Климовск, Подольск и Апрелевка. Эти населенные пункты, формирующие подольский промышленный кластер, оказались аккурат на новых границах. Режим наибольшего благоприятствования продлится год, максимум два. Затем начнется какой-никакой, но спрос.

Однако дачно-земельные проблемы бледнеют по сравнению с другими болевыми точками Подмосковья. В последние годы этот регион стал чуть не главным поставщиком криминальных новостей. Убит мэр Сергиева Посада Евгений Душко. На весь мир прогремела история с подмосковными подпольными казино, в которой участвовали заместитель прокурора Московской области Александр Игнатенко, начальник 15-го отдела управления прокуратуры области Дмитрий Урумов, прокурор города Серпухов Олег Базылян.

«Я думаю, мы мириться не будем, мы будем бороться», – сказал о коррупции Шойгу. Как он станет воплощать свои слова в дела, покажет время. И не только оно.

Административный потенциал Сергея Шойгу по-настоящему впечатляет. Ему принадлежит абсолютный рекорд пребывания в должности среди всех министров РФ: он руководит МЧС во всех составах российского правительства с 1991 года. Он был в почете и у Ельцина, и у Путина, и у Медведева. Шойгу по праву считается создателем российской спасательной службы. В основу МЧС РФ закладывалась концепция Шойгу, предполагающая военизированный уклон. Министр играл видную роль в политике – его ведомство принимало силовое участие в подавлении московского октябрьского мятежа 1993 года, в 1999-м Шойгу был публичным лицом партии – предшественницы ЕР.

Конечно, бюджет МЧС (169 млрд рублей в нынешнем году) несопоставим с содержанием МВД (более 1,1 трлн) и тем более Минобороны (ориентировочно 3,6 трлн). Но спасатели благодаря своему министру ни в чем не знали серьезного отказа. На области ситуация будет иной. Потребуется команда финансовых агентов. Пока о ней никто не слышал. Если в Подмосковье продублируется кадровая система, одно время существовавшая в МЧС – когда на руководящие должности брали преимущественно силовиков-офицеров, – могут возникнуть проблемы.

Стоит упомянуть и про личное обаяние Сергея Кужугетовича. Сложился образ рыцаря без страха и упрека. Шойгу привык появляться на местах аварий и катастроф, затем четко и немногословно докладывать руководителям страны о принятых мерах. Сама специализация МЧС во многом выводила министра из сферы публичной критики. На губернаторстве это едва ли повторится.

Сергей Шойгу занимает высокий пост в руководстве «Единой России». Однако с ЕР он практически не ассоциируется, кризис партии на его имидже не отразился. Свое политическое кредо он проявляет от случая к случаю. Пример из последних – февральское предложение кандидатам в президенты подписать общественный договор об условиях легитимности демократических процедур. Инициатива не очень понятная. Иное дело – позиция в октябре 1993-го. Здесь все как раз предельно ясно. Сергей Кужугетович привык быть победителем. Останется ли он таковым в Московской области?

Поделиться