ЦАХАЛ готовится к неоднозначной реформе

Некоторые военные соединения предстоит расформировать. Ожидается, что численность личного состава Армии обороны Израиля сократится за счёт увольнения многих контрактников и резервистов.

В нынешнем году израильский бюджет претерпел серьёзные урезания. Это не могло не сказаться и на финансировании различных программ министерства обороны и вооруженных сил в целом. Чтобы хоть как-то поправить дела, ЦАХАЛ начинает распродажу устаревшей техники. В настоящее время существует два каталога продукции, предлагаемой ЦАХАЛом: один — техника для обороны, другой — для внутренних военных целей. Каждый каталог можно приобрести за $100, а ознакомиться с сокращённым вариантом можно  на сайте специального отдела минобороны.

Израиль продает танки M60A3, истребители «Кфир» и F-16 Hawk,вертолёты «Кобра», а также легендарные военно-транспортные самолеты Hercules. Разумеется, военная техника будет продаваться только определённым странам во избежание попадания в руки экстремистов. Однако пока не ясно, найдутся ли покупатели на устаревшее вооружение ЦАХАЛа. В глобализированном мире одни государства разоружаются, другие, напротив, стремятся приобрести исключительно новейшие образцы оружия.

Сегодня реформы в израильской армии во многом обусловлены экономическими соображениями. Минобороны сокращает значительную часть бронетанковых войск и боевой авиации, что позволит военным сэкономить миллионы долларов. При этом руководство ЦАХАЛа исходит из того, что вероятность широкомасштабной войны на несколько фронтов не слишком велика. Сирия и Египет, раздираемые внутренними противоречиями, не рассматриваются как серьёзные потенциальные противники.

Министр обороны Израиля Моше Яалон заявляет: «В ближайшие годы место армий займут вооружённые с головы до ног террористические организации без тормозов, которые попытаются ударить по Израилю террором и ракетами. Перемены в регионе обязывают нас каждое утро начинать с вопроса «что изменилось?» и приводить себя в соответствие с реальностью. Опасностей не стало меньше, они просто изменились, стали более неуловимыми и изощрёнными. Война армии против армии, которую мы вели в последний раз 40 лет назад (Война Судного дня 1973 года — ред.), становится все менее и менее актуальной». Вместе с тем, военно-политическая ситуация в регионе меняется очень быстро, поэтому полностью исключать возможность войны с регулярными армиями противника нельзя. А любая непродуманная реформа армии может привести к пагубным последствиям.

Так или иначе, военное ведомство будет продолжать реализовывать планы по укреплению обороноспособности Израиля, невзирая на грядущие бюджетные сокращения. В первую очередь это касается размещения дополнительных сил на Голанских высотах. Ситуация на границе с Сирией продолжает ухудшаться с каждым днём. Количество миномётных обстрелов с сирийской стороны резко возросло. При этом не всегда можно точно определить, являются ли они результатом преднамеренной атаки или вызваны боевыми действиями между правительственными войсками и повстанцами. В середине июля израильские СМИ уже сообщали о направлении в этот район дополнительных танков и пехоты. Кроме того, для противостояния новым вызовам может быть сформирована новая региональная дивизия, которая будет дислоцирована на Голанах. Министерство обороны продолжит вкладывать средства в закупку высокоточного оружия и компьютеризацию.

Сегодня Израиль всё ещё не способен адекватно реагировать на угрозы со стороны ливанской шиитской «Хизбаллы» и палестинского ХАМАСа. Таковы выводы экспертов Института исследований национальной безопасности при Тель-Авивском университете, озвученные в их новом отчёте. «Израиль до сих пор не принял общее системное решение об увеличении инвестиций в защитные мероприятия, пусть бы даже и за счёт наступательных возможностей. Страна по-прежнему остается в зависимости от американских денег. Израиль сможет приобрести максимум 10 батарей, тогда как ему необходимо вдвое больше. Если бы ЦАХАЛ вложил в оборону хотя бы 5% тех ресурсов, которые он инвестирует в атакующие действия, мы бы сегодня были совсем в другой ситуации», — полагает руководитель программы национальной безопасности бригадный генерал Меир Эльран. 

Поделиться