images(22)Процесс по делу о покушении на совладельца ЗАО «Петербургский нефтяной терминал» (ПНТ) Сергея Васильева завершился оправдательным вердиктом. Восемью голосами против четырёх присяжные оправдали Владимира Барсукова, Вячеслава Дрокова и Александра Меркулова. Лишь один из подсудимых, Александр Корпушов, признан виновным, однако, по мнению присяжных, заслуживающим снисхождения. Семилетняя государственная кампания по изоляции и осуждению Барсукова дала сбой на самом резонансном деле.

Время от времени «дело Кумарина-Барсукова» сравнивалось с эпопеей Михаила Ходорковского. В обоих случаях государство атаковало известных в прошлом предпринимателей, усмотрев с их стороны политические угрозы. В случае Ходорковского речь шла о намерении преобразовать президентскую республику в парламентскую и установить контроль над Госдумой и правительством. В случае Барсукова – о «ночном губернаторстве» во второй столице России.

Но есть и серьёзные различия. Ходорковский почти не скрывал своей оппозиционности. Барсуков от политики всегда дистанцировался, а в последние годы на свободе отходил и от предпринимательства, занимаясь в основном благотворительными проектами. Ходорковский принадлежал к «патентованной» элите, и это так или иначе всегда сказывалось в отношении к нему. Барсуков происходит из совсем иной социальной страты. Поэтому он не мог рассчитывать на кампании в поддержку, тем более за рубежом. Наконец, бывший «авторитетный предприниматель» и «ночной губернатор» — инвалид первой группы, что тоже немаловажно.

Первое уголовное обвинение в адрес Барсукова носило экономический характер: «рейдерский захват» небольшого ресторана и магазина. Уже этого оказалось достаточно для 14-летнего срока. Потом добавилось «вымогательство» довольного скромной суммы у владельцев петербургского торгцентра. Вердикт снова был обвинительным и снова на полтора десятилетия. Но те суды проходили без присяжных заседателей…

Нынешний процесс формулировался гораздо жёстче: организация попытки убийства. В двух словах – о сути обвинения. Покушение на совладельца ЗАО «Петербургский нефтяной терминал» Сергея Васильева было совершено 5 мая 2006 года на углу Левашовского проспекта и Ординарной улицы в Санкт-Петербурге. В предпринимателя стреляли из автоматов Калашникова. Один охранник погиб, сам Васильев получил ранение, пострадали еще трое из его сопровождения. В августе 2007 года Владимир Кумарин-Барсуков был арестован в результате масштабной спецоперации с привлечением спецподразделения из Москвы. Следствие предъявляло Барсукову намерение «захватить ПНТ», физически устранив Васильева.

Страсти кипели буквально по каждому процессуальному поводу. Прошлым летом сменился судья — Игорь Маслобоев настаивал на этапировании подсудимого в Петербург, что не соответствовало планам обвиняющей стороны. Невероятная свистопляска шла вокруг свидетелей обвинения. Звучали фантастические показания, версии приобретали гротескные черты. Иногда суду «не удавалось найти» людей, условно осуждённых и ограниченных в передвижениях, а то и вовсе отбывающих заключение. «Доказательная база» обвинения сшивалась буквально на глазах, подручными средствами. Но ни серьёзного мотива, ни чёткой картины сформулировать не удавалось.

11 апреля в зале судебного заседания взорвалась информационная бомба. Получили огласку сенсационные аудиозаписи, из которых стало ясно: показания главных свидетелей обвинения попросту оплачивались в крупных размерах. Судья Ирина Туманова, конечно, отказалась приобщать эту информацию к материалам дела, ссылаясь на «неясность происхождения». Было сделано всё возможное, чтобы заблокировать доступ присяжных к этой информации. Но огласка всё же состоялась. С этого момента обвинению осталось, что называется, «курить бамбук».

Последнее слово Владимира Кумарина-Барсукова прерывалось судьёй семьдесят с лишним раз. Но его тоже услышали. И по совокупности присяжные сделали вывод: обвинения в адрес Владимира Кумарина-Барсукова, Вячеслава Дрокова и Александр Меркулова в убийстве, покушении на убийство и незаконном обороте оружия не имеют под собой оснований.

Что же дальше? Официальные комментарии пока скупы — обсуждение юридических последствий вердикта запланировано на 24 июня. При этом особо подчёркивается, что Барсуков и Дроков в настоящее время отбывают срок по предыдущим приговорам. Не исключено обжалование вердикта, начнётся поиск нестыковок в процессуальных тонкостях. Продолжает маячить угроза обвинения по 210-ой статье УК РФ — в силу её универсальности здесь возможны любые повороты. В осуждении Барсукова заинтересованы влиятельные силы (достаточно вспомнить такие известные фигуры, как бывший начальник следственно-оперативной группы Олег Пипченков или прокурор Ирина Шляева, выступавшая обвинителем на процессе). В дело многое вложено, и с провалом быстро не примирятся.

Официозные СМИ запестрели заголовками типа «Присяжные оправдали главаря тамбовской группировки». Вероятно, подвергнется нападкам сам институт суда присяжных. Как выяснилось, несовместимый со «спецправосудием» и заказными приговорами. Но своё слово суд присяжных уже сказал. С предельной чёткостью.

Аркадий Орлов, «В кризис.ру»

в России